Вернуться
ГОСТИ СЪЕЗЖАЛИСЬ НА ДАЧУ
Александр Иняхин, «Страстной бульвар», 15.05.2012
ОДНАЖДЫ В РОССИИ
Ольга Игнатюк, «Москвичка», 12.03.2012
ПОВОД ДЛЯ СОЖАЛЕНИЯ (ДА ПРИСНИТСЯ МНЕ САД)
Павел Чердынцев, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ «ЖИЗНЬ — ТЕАТР», 6.02.2012
Белые ленты в косах курсистки
Екатерина Васенина, Новая газета, 12.01.2012
Наполни душу свою…
Лариса Каневская, «Театральный мир», 23.12.2011
Нравственный закон внутри нас
Наталья Старосельская, Иные берега, 20.11.2011
Нравственный закон внутри нас

В репертуаре Театра Музыки и Поэзии под руководством Елены Камбуровой появился удивительный спектакль. Он называется «Перед грозой», а жанр удивительно точно определен как «Романс в интерьере». Впрочем, когда задумываешься о спектакле после его окончания (а он долго-долго не отпускает, заставляя размышлять не только об истории русской культуры, но и о русской истории), понимаешь: задача создателей была значительно глубже, нежели создание «интерьера», потому и задевает спектакль так глубоко и болезненно.
Пьесы как таковой нет. Была давняя идея Елены Камбуровой включить в афишу театра русские романсы, но не сами по себе, не в концертном звучании, а в самом широком общественно-историческом контексте. И тут ей попались дневники некоего Петра Воловича, в которых была запечатлена во всей простоте и безыскусности атмосфера начала ХХ века — чрезвычайно дорогого для Камбуровой времени. Может быть, еще с тех давних лет, когда эта изумительная, уникальная певица и актриса впервые спела блоковский «Балаганчик» на музыку Владимира Дашкевича, она и ощутила этот совершенно особый, завораживающий, пряный аромат того времени и навсегда попала в его плен? Как я, а, может быть, и кое-кто из вас…
И вот на маленькой, уютной сцене театра воссоздана атмосфера всего лишь одного летнего дня 1904 года: выходят персонажи в белых платьях и светлых пиджаках, на дачной веранде стоит небольшой стол, справа — рояль, на котором фотографии, цветы в вазе. Они застывают, подобно фотографии, а сбоку Елена Камбурова в черном платье, отделенная от них словно завесой времени, поет романс «Элегия» на знакомые с давних лет стихи Юрия Левитанского. Романс о том, как вырубают вишневый сад, а цвет и привкус красного вишневого сока остается не только на губах, но где-то глубже, глубже: «Рубите вишневый сад, рубите — он исторически обречен…» И мгновенно возникает Время — с тем невосполнимым чувством потери, которое оно всегда в себе несет. С ощущением горечи. С почти физически ощутимой болью по прошедшему навсегда. С привкусом вишневого сока — сладкого как память и терпкого как утрата…
Двенадцать персонажей, включая саму Елену Камбурову и ее замечательных музыкантов Олега Синкина и Вячеслава Голикова, не разыграют, а предельно органично и просто, без суеты и излишнего пафоса, проживут перед нами всего лишь один летний день, наполненный подготовкой к именинам Ирины Васильевны (Юлия Зыбцева), красивой, энергичной, молодой женщины, чей сын и ведет дневник. Ее муж, инженер Сергей Львович Волович (Роман Калькаев) будет озабочен тем, что задерживается репетиция вечернего концерта, потому что опаздывают участники, и торопится с первой же из прибывших, подругой Ирины Анной Александровной (Ольга Тенякова) пропеть романс, а когда прибудет доктор Корн (Юрий Соколов), на несколько минут забудет о репетиции, потому что Ирина серьезно больна, и доктор рекомендует увезти ее в Крым — ведь там Антон Павлович Чехов, а он не только прекрасный писатель, но и очень хороший врач… Разговоры о поездке в Крым станут своеобразной лейттемой спектакля, и станет ясно, что этих людей, настоящих интеллигентов начала ХХ века, тянет туда потому, что именно там существует духовная опора русской культуры, нравственный ориентир русской жизни — Антон Павлович Чехов.
Постепенно начнут съезжаться и другие гости — сын Петр (Евгений Вальц), студент, всерьез зараженный бациллой грядущей революции, и его подруга курсистка Алина (Виктория Тихомирова). Они жаждут справедливости, избавления угнетенного народа, потому в знак протеста поют не романс, а революционную песню «Слушай», и никакие слова отца о том, что революция — это террор и кровь, самое ужасное, что только может быть, не в состоянии убедить молодых людей.
Только спустя долгое время Петр Волович поймет, к чему так тянуло его…
И тогда в его дневнике появится более поздняя приписка о поручике Ипатьеве (Александр Кольцов), влюбленном в его мать; здесь (а все фрагменты дневника читает Елена Камбурова) болезненно и горько прозвучат слова о том, как он «почти успел» на отплывающий в Константинополь пароход, увозивший остатки белой гвардии навсегда из России. «Почти успел…»
Режиссер спектакля «Перед грозой» Ольга Анохина перед началом рассказала о том, что один из фрагментов спектакля самостоятельно сделал артист Мохамед Абдель Фаттах, играющий режиссера Радова, в котором угадываются черты Вс. Мейерхольда. Он приезжает к Воловичам на репетицию концерта, переодевается цыганкой и разыгрывает хозяев и гостей. А потом начинает страстно, горячо настаивать на том, что романсы надо не петь, а разыгрывать, чтобы получилось истинно театральное зрелище. Для примера берется «Черная шаль» на слова Пушкина, и перед нами возникает авангардный, противостоящий Станиславскому, театр начала ХХ столетия — в чем-то немного наивный, в чем-то немного смешной, но - Театр!
В диалогах (часть из которых написана Вадимом Жуком, Еленой Покорской и всем коллективом театра), пении романсов (а артисты труппы театра поют изумительно!), мечтах о Крыме, чаепитиях, наскоро накрытых няней Глашей (Наталья Селиваненко) проходит день. Приближается гроза, приближается вечер, все ждут приезда известной актрисы, и Радов отправляется встречать ее на станцию, но возвращается один — в руках у него газета, в которой сообщение о смерти Антона Павловича Чехова. И ясно, что никакого концерта не будет, что висящая в воздухе гроза разразится все сметающим на своем пути, все размывающим потоком, но облегчения — не принесет.
Уже не принесет…
И невозможно после спектакля отделаться от мысли, которая для меня впервые так отчетливо прозвучала именно здесь и сейчас: трагедия ХХ века началась для русского общества и русской культуры в день смерти Чехова, потому что навсегда ушел нравственный критерий, духовный ориентир. Через несколько месяцев произойдет Первая русская революция со своим Кровавым воскресением, со своими мрачными уроками. Пройдет еще шесть лет, и не станет Льва Николаевича Толстого, а спустя еще несколько лет разразится революция, которая, подобно грозе, смоет из России лучших представителей интеллигенции, и процесс окажется необратимым и страшным.
Можно писать об игре артистов, о стильном оформлении художника-постановщика Ирины Пиновой и художника по свету Джимы Жмыховой, о тонком и очень точном музыкальном оформлении спектакля Олегом Синкиным (я никогда не слышала в такой удивительной аранжировке романс «Замело тебя снегом, Россия. ..», исполненный Еленой Камбуровой), о замечательных соло и дуэтах спектакля, но главным будет не это, а общий замысел, высокая идея, мысль, которую будит этот спектакль, и от которой невозможно отделаться.
Мы связаны с тем временем значительно прочнее, чем догадываемся. Самые прозорливые, такие, как Елена Камбурова, знают об этом и пытаются вернуть нас туда, чтобы вновь осмыслить, пережить и понять, что нет ничего превыше «звездного неба над нами и нравственного закона внутри нас». Ведь мы вновь оказываемся сегодня «перед грозой», а она далеко не всегда очищает воздух и дает свободное дыхание. ..

Иные берега
Наталья Старосельская, 20.11.2011

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100