Вернуться
Маленький трубач Елена Камбурова
Александр Малнач, Baltnews.lv, 27.02.2016
Сны и явь
Леонид Гомберг, Журнал «Алеф», 25.02.2016
Вы слышите, грохочут сапоги?
Марина Королева, Российская газета, 16.02.2016
Против потока
Андрей Максимов, «Российская газета», 13.07.2015
«А я с мешком аплодисментов иду дальше…»
Елена Губайдуллина, «Труд», 10.07.2015
«Проливается черными ручьями эта музыка прямо в кровь мою»
Лидия Графова, «Российская газета», 9.07.2015
Русский пейзаж.
Ольга Игнатюк, «На Страстном, 10», 7.04.2014
«Большое видится на расстоянии…»
Лариса Каневская, «Весь театр» —TeatrAll, портал о театральной жизни Москвы, 26.02.2014
«Вот вам, в сотый раз, Россия. ..»
Алиса Никольская, Театральная афиша, 26.02.2014
«СНЫ ПОЭТА ЛЕВИТАНСКОГО»
Алиса Никольская, Театральная афиша, 24.11.2013
Волшебство и великое искусство
Лариса Каневская, TeatrAll.ru, 22.11.2013
«По ту сторону песни…»
Мария Рудницкая, «Виноград», журнал для родителей, № 4 (54), 13.08.2013
Сердцевина сущности
Юлия Смолякова, Eclectic, 1.06.2013
Бунтарский дух Елены Камбуровой
Ксения Гаранина, Газета фестиваля Помост, 8.04.2013
Поэзия спасает от застоя
Елена Губайдуллина, Труд, 31.01.2013
ГОСТИ СЪЕЗЖАЛИСЬ НА ДАЧУ
Александр Иняхин, «Страстной бульвар», 15.05.2012
«Интеллигентной публики в России гораздо больше…»
Лариса Каневская, Новые известия, 26.04.2012
ОДНАЖДЫ В РОССИИ
Ольга Игнатюк, «Москвичка», 12.03.2012
Поэзию Левитанского поют в театре Камбуровой
Ольга Галахова, РИА «Новости», 24.02.2012
ПОВОД ДЛЯ СОЖАЛЕНИЯ (ДА ПРИСНИТСЯ МНЕ САД)
Павел Чердынцев, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ «ЖИЗНЬ — ТЕАТР», 6.02.2012
Белые ленты в косах курсистки
Екатерина Васенина, Новая газета, 12.01.2012
Наполни душу свою…
Лариса Каневская, «Театральный мир», 23.12.2011
Елена Камбурова: без романтического чувства художник для меня немыслим
Ирина Клепикова , «Областная газета», Свердловская область, 23.11.2011
Нравственный закон внутри нас
Наталья Старосельская, Иные берега, 20.11.2011
Елена Камбурова: не убить слово
Микаел Барсегян, «Собеседник Армении», 31.10.2011
В два касания
Екатерина Васенина, «Новая газета», 10.06.2011
Елена КАМБУРОВА: «МЫ ЖИВЕМ В ВЕЧНОМ ВРЕМЕНИ»
Балаян Елена , «Саратовский взгляд», 2.06.2011
ВЫХОД В КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО
Наталья Старосельская, Страстной бульвар, 29.04.2011
ПОЛНЫЙ НЕФОРМАТ
Наталья Казьмина, «Планета красота», 8.04.2011
«То птица Гамаюн надежду подает…»
Нинель Исмаилова, «Экран и сцена», 7.04.2011
ЕЛЕНА КАМБУРОВА — ВЕРНИТЕ МИРУ НЕЖНОСТЬ
Мила Серова, «Театральный курьер», 1.01.2011
Нужны трагические актеры
Леонид Новиков, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ «ЖИЗНЬ — ТЕАТР», 20.12.2010
Горькоголосая птица юности
Валерий Выжутович, «Российская газета», 2.12.2010
Певица Елена Камбурова — о своих зрителях и песнях
Марина Тимашева, Радио «Свобода», 15.10.2010
Царство Мельпомены Елены Камбуровой. Воплощение желаний
Мария Черникова, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ, http://zhizn-teatr.ru, 30.09.2010
Голос земной и небесный
Ольга Кучкина, «Комсомольская правда», 12.07.2010
ДВЕНАДЦАТЬ ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Павел Чердынцев, Петербургский частный театральный портал, 10.07.2010
Королева печали
Гузель Агишева, «Известия», 9.07.2010
Аура цвета неба
Светлана Микулина, "МК в Саратове", 9.06.2010
КАПЛИ ДАТСКОГО КОРОЛЯ ОТ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Марина Мурзина, «Планета Красота», 1.06.2010
Елена Камбурова: В наше время песня больна
Ксения Мосалова, «Известия-Неделя Online», 26.05.2010
Елена Камбурова: «Не носите в себе негативные мысли»
Марина Мосина, «АиФ Здоровье», 25.03.2010
Наша певческая мощь
Илья Рейдерман, «Вечерняя Одесса», 18.02.2010
«Я песни выбираю по любви»
Сергей Малюков, «Липецкая газета», 4.02.2010
Елена Камбурова не стала отменять концерт в Воронеже
Инна Ткаченко, Страницы Воронежской культуры, 2.02.2010
Хеппи или энд
Елена Новоселова, «Российская газета», 11.01.2010
Елена Камбурова: «Надеюсь на долгую память людей»
Владимир Кжижановский, «Час», Рига, 3.11.2009
Маленький принц
Роман Широков, Журнал «Суперстиль», 23.06.2009
Я считаю себя солдатом армии, которая делает все для того, чтобы человек остался человеком
Наталия Крецул, «Кифа» (Москва — Санкт-Петербург), издание Преображенского содружества малых православных бр, 26.04.2009
Калининградцы аплодировали Елене Камбуровой
Инна Морева, Калининградская ТРК, 26.02.2009
Камбурова: аббревиатура вселенной
Игорь Немучинский, «Встреча», 29.01.2009
С любовью сквозь время, потери и мглу
Наталия Белага, Площадь мира, 28.01.2009
Елена Камбурова: поэтическая хирургия для души
Алиса Чудова, Удмуртская правда, 12.12.2008
Другой театр Елены Камбуровой
Елена Ронге, “Drugaya.ru”, 6.06.2008
«Тревоги поющей души»
Александра Иванюженко, «Бизнес вестник Востока», 27.05.2008
Елена КАМБУРОВА: «Я верю в чудеса — они происходят»
Илюзя Капкаева, «Вечерняя Уфа» № 65 (10884), 04.2008
Каждый концерт как проход по минному полю
Татьяна Рикер, «Комсомольская правда», Ростов-на-Дону, 26.03.2008
Человек-театр
Сергей Виноградов, Газета «Речь» (Череповец), 7.03.2008
В луче прожектора одна
Вадим Кривонос, «Красноярская газета», 1.02.2008
Попытка полета
Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10», 01.2008
Колокол Камбуровой
Ядвига Юферова, «Российская газета», 15.11.2007
Елена Камбурова: «В детстве думала, что я - второй Пушкин»
Нина Куриленко, «Липецкие региональные новости», 14.11.2007
Елена Камбурова: «Меня легко обвести вокруг пальца»
Лиза Коршуль, «Нижегородский рабочий», 5.10.2007
Елена Камбурова: «Живите вечными ценностями!»
Ирина Федоськина, «Честное слово», Новосибирск, 05.2007
Елена Камбурова. Успех
Ксения Ларина, Эхо Москвы, 16.04.2007
«Жизнь лучше снов?»
Светлана Васильева, «Омский вестник», 11.04.2007
Елена Камбурова: «Не убивайте душу!»
Марина Панкова, «Миэль: Человек. Город. Компания», 04.2007
Елена Камбурова: «Чудо еще может случиться. Но по недосмотру»
Анна Трефилова, Новые известия — Театрал, 30.03.2007
Искусство, божественная ошибка
Ядвига Юферова, «Российская газета», 28.03.2007
Елена Камбурова — «Вечерке»
Константин Исаков, «Вечерняя Москва», 26.03.2007
Та Камбурова, которая не поет
Юрий Рост, «Новая газета», 25.01.2007
Напоминание о жизни
Илья Рейдерман, «Одесские известия», 11.11.2006
Острова счастья Елены Камбуровой
Елена Калядина, «Российская газета», 11.2006
Чтобы песни обретали крылья
Юлия Журкина, «Хамовники», 10.10.2006
Эта женщина всегда жила, как хотела
Наталья Казьмина, «Планета красота» № 9-10, 2006, 1.10.2006
Высоко горю
Татьяна Озерова, «Химкинские новости», 23.09.2006
Голос — существо удивительное
Ирина Тарасова, «Вечернее время», 7.07.2006
«Слушая Софокла!»
Тамара Дуларидзе, «Экран и сцена» газета, 9.04.2006
Голоса Камбуровой хватило на семерых
Ольга Кучкина, «Комсомольская правда», 6.04.2006
Шансон, да не тот
Анна Лощихина, «Русский курьер», 3.04.2006
Божья дудочка
Ольга Полозова, “Russian Dallas”, 04.2006
Уроки нежности
Елена Денисова, «Крестьянка», 04.2006
Древнегреческие страсти
Галина Облезова, «Новое время», 19.03.2006
Антигона
Влада Гончарова, “Timeout”, 27.02.2006
«Сундук со знаниями» меня не услышит
Елена Шарова, «Республика Башкортостан» газета, 11.02.2006
Песнь Антигоны
Ольга Игнатюк, «Современная драматургия», 1.02.2006
Елена КАМБУРОВА: Высшая философия — делать все возможное сегодня
Наталья Савельева, «Учительская газета», 31.01.2006
Говорят и показывают Фивы
Мария Зерчанинова, Вечерняя Москва, 14.12.2005
«Любовь к моему творчеству передается по наследству»
Елена Афанасьева, «Действующие лица», 05.2005
«Шансонье номер один. ..»
Ввасилий Кучеренко, 10.09.2004
Елена Камбурова и ее Театр Музыки и Поэзии
Василий Бурмакин, «Хамовники. День за днем», 10.2003
«Ах, эти Грезы?»
Кира Владина, Литературная Газета, 5.03.2003
Сумерки и свет Елены Камбуровой
Яна Колесинская, «Новосибирские новости», 05.2002
Не покидай меня, любовь…
Шели Шрайман, «Вести», 13.12.2001
Певица навсегда
Борис Слуцкий, «Культура», 13.12.2001
Вслед за мечтой
Р. Некталов, «Женский мир», 2.09.2001
Золушка без туфелек
Катя Прянник, «Московский Комсомолец», 10.07.2001
Театр-невидимка для непосвященных
Анна Андреева, «Культура», 14.12.2000
Диалог со временем сквозь маечку Кима
Александра Некрасова, «Лига Наций», 24.11.2000
«Песни Елены Камбуровой — словно небольшие пьесы»
Олег Перанов, «Комсомольская правда», 17.10.2000
Я в песню эмигрирую
Алена Гиршберг, «Литературная газета», 2.10.2000
Одна на свете есть такая
Галина Мищевская, «Независимая газета», 17.06.2000
Елена Камбурова выдвинута на соискание госпремии России
Ольга Кучкина, Литературная газета, 5.04.2000
Живу в другом измерении
Полина Капшеева, «Частная жизнь», 07.1998
Обитаемый остров Елены
Михаил Крушинский, «Гармония», 01.1997
Эмигрирую в другое время
Татьяна Харлова, «Собеседник», 1992
Да осенит тишина
Ольга Кучкина
Вот открыт балаганчик
Наль Подольский
Елена Камбурова: «В детстве думала, что я - второй Пушкин»

- Елена, каким было ваше первое выступление? Как Вы впервые оказались на сцене?

 — Первый раз публично я выступила в 10 классе на празднике конституции в школе. Я попросила поставить мой номер последним, как самый лучший номер. Ожидала, что буду самой выдающейся на этом концерте. Но не учла одного: что мои репетиции на чердаке дома — это одна история, а быть на публике я просто не умела. Я страшно переживала. И не зря — это был классический провал.

 — А с чего началась ваша музыкальная история?

 — Вот жизнь каждого человека в итоге заложена теми впечатлениями, которые он получил с детства. Впечатления первых дней влияют на всю последующую жизнь. В моем провинциальном украинском городке Хмельницке, где прошло мое детство, меня всюду окружала музыка. Было радио, которое не смолкало. Помню до сих пор трио бандуристов, эстрадных певцов Шульженко, Великанову, Утесова. Сейчас я очень жалею, что Шульженко, потом, когда мы встретились, я не сказала, что выросла на ее песнях.

В детстве я считала себя не просто поэтом, а великим поэтом. Рассуждала вот так: был Пушкин, а вот теперь пришла я и заняла место где-то рядом с Пушкиным. Мой талант заключался в том, что я рифмовала все подряд. Когда меня в детстве называли хорошим чтецом-декламатором, я жутко расстраивалась, считала что чтец — это что-то второстепенное, а главный всегда автор. Только когда я поняла, что рифмование не имеет никакого отношения к поэзии, писать стихи я перестала. Рифмовать может каждый второй или первый, а образное мышление — это дар.

Раневская сказала: «Деточка, у вас такой же недостаток, как у меня. Нет, не нос. Скромность»

 — У вас цирковое образование, но вся жизнь связана с театром. Как вы оказались в профессии?

 — Когда пришло время получать образование, я оказалась в Киеве. Робость не позволила мне сразу пойти в театральное училище и решила идти во что-то связанное со сценой. В итоге я стала учиться? в институте легкой промышленности. И лишь спустя многие перипетии я очутилась в Москве. Вот здесь, в 20 лет начинается новая серия впечатлений. 

Я оказалась в эстрадно-цирковом училище. Училась на эстрадном отделении и моя группа была экспериментом. С нами занимались педагоги из Щукинского училища. Параллельно с нами ребята учились на клоунов, акробатов, жонглеров. Наблюдение за цирковыми ребятами давало мне очень сильные впечатления: я видела, что вот это настоящий труд.

Потом в моей жизни произошло еще одно чудо: на радиостанции «Юность» я записала первую песню. И с этой песней, которая уже забыта, связана легендарная Фаина Раневская. Тогда я и представить не могла, что когда-то буду с ней общаться. И вдруг в свои 22 года получаю от нее письмо. Она по радио услышала мою запись и написала мне, что ей понравилось исполнение. 

 — Позже вы общались с Фаиной Григорьевной ближе и неоднократно с ней встречались. Расскажите, пожалуйста, о ней.

 — Когда она написала мне письмо, мне не пришло в голову ее разыскивать и благодарить за это. Только через несколько лет по абсолютной случайности мой знакомому нужно было навестить ее по рабочим вопросам. Он знал историю с письмом и спросил, хочу ли я поехать с ним. Когда мы появились в доме Раневской, она было очень недовольна. И то, что в ее дом привели непонятную и незнакомую ей девушку, ей очень не понравилось. Она наклонилась ко мне и спросила, кто я. Тут я робко что-то начала говорить про письмо. Она, перебив меня, воскликнула: «Деточка! Хорошо, что вы не фифа!». И в этот же день, уже в конце нашего визита, она сказала: «Деточка, у вас такой же недостаток, как у меня. Нет, не нос. Скромность». Спустя время я пришла к ней еще раз, чтобы подписать для кого-то письма. С этого визита и началась, если так можно сказать, наша дружба. Протекцией стала ее собачка. Я обожаю животных и ее собака, которая мало кого принимает, приняла меня за свою. После того, как Раневская увидела, что как мы играем, сказала, что я могу приходить всегда. Мы встречались в перерывах между гастролями. Последние четыре года ее жизни я часто ее навещала. Когда она уже не могла ездить по городам, я приезжала к ней почти каждый день и счастлива была, что разрушала ее одиночество. Фаина Раневская была чудом в моей жизни.

Я никогда не была придворной певицей

 — В советское время вас считали комсомольской певицей. Как вы себя при этом чувствовали?

 — Мне удалось записать на радио «Юность» сразу 13 песен. Даже по сегодняшним меркам это невероятно. Я сразу приобрела студенческую аудиторию. Мне писали письма со словами «Раньше мы любили Эдиту Пьеху, а теперь любим вас». Меня тогда не интересовало, в каком политическом климате яживу. И почему то, что очень нравится мне и многим другим людям, вдруг все стало антисоветским, антинародным. Даже во время, которое называют оттепелью, проще не стало, а сама эта «оттепель» оказалась миражом. Из всех записанных мной песен на радио продолжили звучать только две: «Гренада» и «Орленок».

Песню «Орленок» всегда считали комсомольской. Ее все время транслировали в исполнении детского хора, который пел ее, как марш. Я прислушалась к стихам и поняла, что поется о трагедии: мальчик не хочет думать о смерти в 16-ть мальчишеских лет. Про это захотелось спеть совсем по-другому. И в моем исполнении это получился почти плач. Когда я сдавала свою программу на утверждение, именно она вызвала больше всего споров и нареканий. Мне говорили, что это боевая песня и я ее интерпретирую совершенно неправильно. Однако запись в моем варианте шла в эфире.

И «Гренада» шла. Я еще поражалась тому, что эту песню вообще не зарезала цензура. Если бы хорошенько разобрались те, кто занимался цензурой, то ее в первую очень не надо было пускать. Вчитайтесь в стихи Михаила Светлова: молодой поэт едет сражаться за то, что в Гренаде, не в нашей стране, а где-то далеко за ее пределами идут войны. А еще вот строчка: «Отряд не заметил потери бойца и „Яблочко“-песню допел до конца». И далее — «Лишь по небу тихо сползла погодя на бархат заката слезинка дождя…». Получается, только природа оплакала смерть героя. И я все поражалась, как они не видят все это.

Действительно, для очень большого количества людей я считалась комсомольской певицей, хотя, от комсомола получила больше всего ударов. Ролан Быков однажды спас меня из сложной ситуации и помог получить звание лауреата премии московского комсомола. Из-за этого звания на гастролях ко мне были особые претензии. Меня отчитывали за то, что весь мой репертуар несоветский. 

Благодаря этим трудностям сформировался мой характер. Я научилась терпению. 


Духовность есть, но люди не очень знают, где ее место

 — Вы исполняете песни Кима, Окуджавы, Матвеевой, Ахматовой, Пастернака?. Как воспринимали такой репертуар зрители времен СССР и как воспринимают его сегодня?

 — Раньше мне было легко работать в студенческой аудитории, я чувствовала себя как дома, а в концертном зале чувствовала себя белой вороной. С репертуаром из Юлия Кима, Булата Окуджавы, Беллы Матвеевой в эстрадном концерте я была совершенно чужой. Но, несмотря на уговоры спеть что-то на потребу, я не соглашалась. Это было бы предательство. Но всегда у меня были единомышленники во всей стране. Единомыслие — это основа жизни. Важно знать, что ты не один и что не ты один говоришь «Земля вертится!».

Какое-то время в стране была даже мода на поэзию. Люди шли не на исполнителя, а на фамилии, которые значились в программе. Люди могли не понимать, но идти на чтения, на литературные журналы.

Однажды в одном из глубоко провинциальных городков был такой случай — и грустный, и смешной. Меня и музыкантов в глубинке встречает администратор и удивленно спрашивает: а что это, вас четверо? Я говорю, да четверо и должно быть. Он мне возмущенно: читать я умею! И рассержено показывает на афишу: ну вот написаны же Ким, Матвеева?И перечисляет мне все 20 фамилий авторов, которых я исполняю. То есть для него эти имена ни о чем не говорили.

Сегодня не так все плохо и уверена, многое из того, что снимается и пишется через два-три поколения будут смотреть, читать и слушать. Духовность есть, но люди не очень знают, где ее место.

Раньше в Москве, в университете на Ленинских горах я выступала раз шесть в году с сольными программами, меня слушали студенты. Выступления длились по четыре часа, приглашали лучших солистов, певцов, артистов. Сегодня я там совсем не выступаю. Я начинала работать тогда, когда огромное влияние имела поэзия. Поэзия была даже модой, целые стадионы собирались, чтобы слушать поэтов. В Политехнический было невозможно попасть, на проходившие там литературные журналы. Нужно только начать, окружить себя поэтическим словом, качественной музыкой. И если ты уже вошел в эту историю под названием «поэзия», то обратного пути нет. Если читаешь это, то уже не сможешь читать бульварную литературу.


Сцена — место магическое

 — В этом году вашему театру Музыки и Поэзии исполняется 15 лет. С чего начинается история театра?

 — Театр появился в самое стяжательное время. В 1992 году мне удалось получить помещение для театра музыки и поэзии — это невероятно. Когда я сражалась за этот театр, была похожа на солдата, у которого за плечами три ружья и он изображает, что за ним целый взвод. Была только вера в то, что все получится. Сегодня со мной выступают два музыканта Олег Синкин клавишник и Слава Голиков на гитаре. В театре работает удивительный режиссер с большой фантазией, ученик Петра Фоменко, Ваня Поповски. Сегодня мои талантливые молодые коллеги из театра музыки и поэзии, которыми я руковожу, на гастроли выехать практически не могут. Огромные деньги нужны на гастроли, да и на авторов уже не идут. Сейчас ходят на исполнителей. Несмотря на эти трудности, на сцене театра в Москве ставим такие спектакли, как «P. S. Грезы» — это концерт-фантазия по песням Шумана и Шуберта, «Абсент» на музыку Дебюсси, Равеля, Форе, «Капли датского короля» — посвящение Булату Окуджаве. У нас в театре проходят концерты Елена Фролова, Сергей Никитин. Весной мы снова покажем зрителю мой любимый спектакль «Здравствуйте, Жак Брель!». Он же был и первым спектаклем в репертуаре театра. Жак Брель, сам того не зная, поселил во мне любовь к песне и театру.

 — Елена Антоновна, расскажите историю знакомства с Жаком Брелем?

 — Когда я увидела выступление Жака Бреля, была потрясена. Я начала чувствовать, что такое песня. Это был для меня революционный вечер. Мне было 24 года, я впервые в Москве. Тогда в Россию приезжали французские шансонье. Когда услышала Жака Бреля, вещей пять-шесть не могла понять, что происходит на сцене. Когда зазвучала песня «Амстердам», со мной что-то произошло. С нее началась моя пожизненная любовь к песне. Я увидела благодаря ему, на что способна песня своей выразительностью, накалом, она может сказать больше, чем целый спектакль. Я испытала самый настоящий катарсис. Ведь для чего рожден театр? Для очищения души. Вот это и было у поэта и исполнителя Бреля. Через его творчество я прикоснулась к золотому времени французской песни. Бреля давно нет на земле, но для меня он совершенно жив. 

 — Как отбираете материал и готовитесь к выступлению?

 — Мне предлагается огромное число песен. Я слушаю и сразу отметаю, если по первым строчкам понимаю, что не мое. Если хорошие стихи и плохая музыка, можно доработать, а если наоборот — текст хромает, я не возьму в репертуар, потому что стихи не доведешь до ума.

Всегда слушаю, что подсказывает песня. Часто выхожу на сцену с нерешенными песнями. Сцена — это такое магическое место, где в тебе обостряются все чувства. Это экстремальная ситуация, в которой можно сделать даже то, чего от себя не ожидаешь. Вот, например, в «Доме» Высоцкого у меня появляется народная краска в голосе. До выхода на сцену я не знаю, какой она будет. И вот во время прочтения она вырывается из меня сама. Или в балладе «О смерти Ивана Грозного» откуда-то брались сами тембры, которыми говорит умирающий Иван. Это придушенный, хриплый голос, глотающий пустоту. Не знаю, откуда оно рождается, но это приходит во время выступления само.

Песня — это живое существо, летящее во времени и пространстве. В одной почве песня может вырасти, в другой — погибнуть.


Во многих сегодняшних песнях нет мысли

 — Каково ваше отношение к современным исполнителям? К сегодняшнему песенному жанру?

 — Я не выношу грубость в любой ипостаси ни на улице, ни в театре, ни в музыке. Сегодня очень много грубых эмоций, красок. Подозреваю, что много не знаю, но многое из того, что сегодня слышу и вижу, быстро мною забывается. Например, в рок-поэзии я не нашла того, что было бы здорово. Вот то, на чем в свое время вышел Борис Гребенщиков было не им написано. Например, «Город золотой» — это не его песня. А то, что появилось у него позже, это навеяно восточной философией. Мне очень нравится его внутренняя манера. Я послушала с большим удовольствием диск, где он исполняет Окуджаву. У него голос вибрирует. Для меня человеческий голос тогда существует, когда он способен на вибрацию. У него это есть.
Большинство песен, которые есть в эфире, строятся из пяти-шести слов при этом третья строчка не знает, о чем две первые. Вот так и представляешь, как сидит человек под кайфом и у него бродят в голове слова. Сегодня слушателю важно не то, про что песня, а ощущение общего драйва.

Как мне кажется, за этот драйв любят много лет Шевчука. Любят поверхностно. Я была одним из первых его слушателей. Я гастролировала в Уфе и ко мне подошли несколько бардов. Пригласили послушать их. От скуки я умирала. Последним пел Юра и своей энергией сразу разбудил меня. Спустя много лет он пригласил меня на концерт в Лужники. Когда я пришла в его зал, увидела, что он по-прежнему ярок и выразителен, но атмосфера зала была настолько не моя, что хотелось сбежать.

 — Расскажите о вашей дружбе с Кобзоном?

 — Мы знакомы, но друзьями я бы нас не называла. Когда я первый раз пришла на радио, на самую первую запись, меня пригласили спеть дуэтом с Кобзоном. Я очень волновалась, он меня успокаивал. В итоге я очень плохо спела и когда услышала песню по радио, поняла: мой голос перезаписали. Поставили другую певицу.

По поводу современных исполнителей и авторов: у меня часто мужества не хватает все современное изучить. Слушая или читая это, я расстраиваюсь. Мне интересны песни те, которые написаны человеком пронзенным чем-то и с талантом от Господа, через который он выражает потрясшее его. Чаще всего король голый. Лучше я возьму и в который раз перечитаю Пушкина.


Я верю в силу слова

 — Елена Антоновна, вы, похоже, идеалист?

 — Думаю, неплохо быть идеалистом. Я представляю себе общество, в котором духовность будет сердцевиной и от нее будет все произрастать. И это возможно. Конечно, может наступить и гораздо страшнее время, к этому тоже надо быть готовым. Главное, что меня сегодня беспокоит, это стержень, который выбит у огромного числа людей. Но я все равно выхожу на сцену. С мыслью: ты такая маленькая, а перед тобой такие масштабы? Вот на концерте в Липецке полный зал был, много молодежи. Для неокрепшей души важно слушать классику в самом широком ее понимании. В сложных ситуациях окрепшая душа будет поступать как должно, а не как удобно, вот по этим самым 10 заповедям. А для неокрепших душ губительны отрицательные впечатления. Ты не замечаешь, как вошел в жизнь одним человеком, а выходишь совершенно другим и часто не помнишь себя. Вот часто бывает на концертах состояние. Когда зритель не помнит себя. Меня спрашивают, вам не обидно, что вы выступаете в таких маленьких залах. Отвечаю: нет. Я верю, что удельный вес моих зрителей не сравниться с большим залом. Что душа во время наших встреч она вибрирует, она живет, не спит. В то время как в спортивном комплексе души у зрителей спят, она где-то совершенно в другом месте. Там совершенно другая история. Я чувствовала, что на концерте в Липецке обратная связь с залом была, что наши души вибрировали. Это удивительно.

Я верю в силу слова и в то, что энергетически оно может действовать не только в пределах зала, а распространяется шире и дальше, чем мы можем себе представить. Поэтому каждый выход на сцену он для меня такой космический. Кажется, что в космическое пространство уходит каждый звук. Это может быть не так, но с этой верой я живу. Живу с ощущением, что я участвую во вселенской жизни.

«Липецкие региональные новости»
Нина Куриленко, 14.11.2007

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100