Вернуться
Маленький трубач Елена Камбурова
Александр Малнач, Baltnews.lv, 27.02.2016
Сны и явь
Леонид Гомберг, Журнал «Алеф», 25.02.2016
Вы слышите, грохочут сапоги?
Марина Королева, Российская газета, 16.02.2016
Против потока
Андрей Максимов, «Российская газета», 13.07.2015
«А я с мешком аплодисментов иду дальше…»
Елена Губайдуллина, «Труд», 10.07.2015
«Проливается черными ручьями эта музыка прямо в кровь мою»
Лидия Графова, «Российская газета», 9.07.2015
Русский пейзаж.
Ольга Игнатюк, «На Страстном, 10», 7.04.2014
«Большое видится на расстоянии…»
Лариса Каневская, «Весь театр» —TeatrAll, портал о театральной жизни Москвы, 26.02.2014
«Вот вам, в сотый раз, Россия. ..»
Алиса Никольская, Театральная афиша, 26.02.2014
«СНЫ ПОЭТА ЛЕВИТАНСКОГО»
Алиса Никольская, Театральная афиша, 24.11.2013
Волшебство и великое искусство
Лариса Каневская, TeatrAll.ru, 22.11.2013
«По ту сторону песни…»
Мария Рудницкая, «Виноград», журнал для родителей, № 4 (54), 13.08.2013
Сердцевина сущности
Юлия Смолякова, Eclectic, 1.06.2013
Бунтарский дух Елены Камбуровой
Ксения Гаранина, Газета фестиваля Помост, 8.04.2013
Поэзия спасает от застоя
Елена Губайдуллина, Труд, 31.01.2013
ГОСТИ СЪЕЗЖАЛИСЬ НА ДАЧУ
Александр Иняхин, «Страстной бульвар», 15.05.2012
«Интеллигентной публики в России гораздо больше…»
Лариса Каневская, Новые известия, 26.04.2012
ОДНАЖДЫ В РОССИИ
Ольга Игнатюк, «Москвичка», 12.03.2012
Поэзию Левитанского поют в театре Камбуровой
Ольга Галахова, РИА «Новости», 24.02.2012
ПОВОД ДЛЯ СОЖАЛЕНИЯ (ДА ПРИСНИТСЯ МНЕ САД)
Павел Чердынцев, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ «ЖИЗНЬ — ТЕАТР», 6.02.2012
Белые ленты в косах курсистки
Екатерина Васенина, Новая газета, 12.01.2012
Наполни душу свою…
Лариса Каневская, «Театральный мир», 23.12.2011
Елена Камбурова: без романтического чувства художник для меня немыслим
Ирина Клепикова , «Областная газета», Свердловская область, 23.11.2011
Нравственный закон внутри нас
Наталья Старосельская, Иные берега, 20.11.2011
Елена Камбурова: не убить слово
Микаел Барсегян, «Собеседник Армении», 31.10.2011
В два касания
Екатерина Васенина, «Новая газета», 10.06.2011
Елена КАМБУРОВА: «МЫ ЖИВЕМ В ВЕЧНОМ ВРЕМЕНИ»
Балаян Елена , «Саратовский взгляд», 2.06.2011
ВЫХОД В КОСМИЧЕСКОЕ ПРОСТРАНСТВО
Наталья Старосельская, Страстной бульвар, 29.04.2011
ПОЛНЫЙ НЕФОРМАТ
Наталья Казьмина, «Планета красота», 8.04.2011
«То птица Гамаюн надежду подает…»
Нинель Исмаилова, «Экран и сцена», 7.04.2011
ЕЛЕНА КАМБУРОВА — ВЕРНИТЕ МИРУ НЕЖНОСТЬ
Мила Серова, «Театральный курьер», 1.01.2011
Нужны трагические актеры
Леонид Новиков, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ «ЖИЗНЬ — ТЕАТР», 20.12.2010
Горькоголосая птица юности
Валерий Выжутович, «Российская газета», 2.12.2010
Певица Елена Камбурова — о своих зрителях и песнях
Марина Тимашева, Радио «Свобода», 15.10.2010
Царство Мельпомены Елены Камбуровой. Воплощение желаний
Мария Черникова, ПЕТЕРБУРГСКИЙ частный ТЕАТРАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ, http://zhizn-teatr.ru, 30.09.2010
Голос земной и небесный
Ольга Кучкина, «Комсомольская правда», 12.07.2010
ДВЕНАДЦАТЬ ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Павел Чердынцев, Петербургский частный театральный портал, 10.07.2010
Королева печали
Гузель Агишева, «Известия», 9.07.2010
Аура цвета неба
Светлана Микулина, "МК в Саратове", 9.06.2010
КАПЛИ ДАТСКОГО КОРОЛЯ ОТ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Марина Мурзина, «Планета Красота», 1.06.2010
Елена Камбурова: В наше время песня больна
Ксения Мосалова, «Известия-Неделя Online», 26.05.2010
Елена Камбурова: «Не носите в себе негативные мысли»
Марина Мосина, «АиФ Здоровье», 25.03.2010
Наша певческая мощь
Илья Рейдерман, «Вечерняя Одесса», 18.02.2010
«Я песни выбираю по любви»
Сергей Малюков, «Липецкая газета», 4.02.2010
Елена Камбурова не стала отменять концерт в Воронеже
Инна Ткаченко, Страницы Воронежской культуры, 2.02.2010
Хеппи или энд
Елена Новоселова, «Российская газета», 11.01.2010
Елена Камбурова: «Надеюсь на долгую память людей»
Владимир Кжижановский, «Час», Рига, 3.11.2009
Маленький принц
Роман Широков, Журнал «Суперстиль», 23.06.2009
Я считаю себя солдатом армии, которая делает все для того, чтобы человек остался человеком
Наталия Крецул, «Кифа» (Москва — Санкт-Петербург), издание Преображенского содружества малых православных бр, 26.04.2009
Калининградцы аплодировали Елене Камбуровой
Инна Морева, Калининградская ТРК, 26.02.2009
Камбурова: аббревиатура вселенной
Игорь Немучинский, «Встреча», 29.01.2009
С любовью сквозь время, потери и мглу
Наталия Белага, Площадь мира, 28.01.2009
Елена Камбурова: поэтическая хирургия для души
Алиса Чудова, Удмуртская правда, 12.12.2008
Другой театр Елены Камбуровой
Елена Ронге, “Drugaya.ru”, 6.06.2008
«Тревоги поющей души»
Александра Иванюженко, «Бизнес вестник Востока», 27.05.2008
Елена КАМБУРОВА: «Я верю в чудеса — они происходят»
Илюзя Капкаева, «Вечерняя Уфа» № 65 (10884), 04.2008
Каждый концерт как проход по минному полю
Татьяна Рикер, «Комсомольская правда», Ростов-на-Дону, 26.03.2008
Человек-театр
Сергей Виноградов, Газета «Речь» (Череповец), 7.03.2008
В луче прожектора одна
Вадим Кривонос, «Красноярская газета», 1.02.2008
Попытка полета
Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10», 01.2008
Колокол Камбуровой
Ядвига Юферова, «Российская газета», 15.11.2007
Елена Камбурова: «В детстве думала, что я - второй Пушкин»
Нина Куриленко, «Липецкие региональные новости», 14.11.2007
Елена Камбурова: «Меня легко обвести вокруг пальца»
Лиза Коршуль, «Нижегородский рабочий», 5.10.2007
Елена Камбурова: «Живите вечными ценностями!»
Ирина Федоськина, «Честное слово», Новосибирск, 05.2007
Елена Камбурова. Успех
Ксения Ларина, Эхо Москвы, 16.04.2007
«Жизнь лучше снов?»
Светлана Васильева, «Омский вестник», 11.04.2007
Елена Камбурова: «Не убивайте душу!»
Марина Панкова, «Миэль: Человек. Город. Компания», 04.2007
Елена Камбурова: «Чудо еще может случиться. Но по недосмотру»
Анна Трефилова, Новые известия — Театрал, 30.03.2007
Искусство, божественная ошибка
Ядвига Юферова, «Российская газета», 28.03.2007
Елена Камбурова — «Вечерке»
Константин Исаков, «Вечерняя Москва», 26.03.2007
Та Камбурова, которая не поет
Юрий Рост, «Новая газета», 25.01.2007
Напоминание о жизни
Илья Рейдерман, «Одесские известия», 11.11.2006
Острова счастья Елены Камбуровой
Елена Калядина, «Российская газета», 11.2006
Чтобы песни обретали крылья
Юлия Журкина, «Хамовники», 10.10.2006
Эта женщина всегда жила, как хотела
Наталья Казьмина, «Планета красота» № 9-10, 2006, 1.10.2006
Высоко горю
Татьяна Озерова, «Химкинские новости», 23.09.2006
Голос — существо удивительное
Ирина Тарасова, «Вечернее время», 7.07.2006
«Слушая Софокла!»
Тамара Дуларидзе, «Экран и сцена» газета, 9.04.2006
Голоса Камбуровой хватило на семерых
Ольга Кучкина, «Комсомольская правда», 6.04.2006
Шансон, да не тот
Анна Лощихина, «Русский курьер», 3.04.2006
Божья дудочка
Ольга Полозова, “Russian Dallas”, 04.2006
Уроки нежности
Елена Денисова, «Крестьянка», 04.2006
Древнегреческие страсти
Галина Облезова, «Новое время», 19.03.2006
Антигона
Влада Гончарова, “Timeout”, 27.02.2006
«Сундук со знаниями» меня не услышит
Елена Шарова, «Республика Башкортостан» газета, 11.02.2006
Песнь Антигоны
Ольга Игнатюк, «Современная драматургия», 1.02.2006
Елена КАМБУРОВА: Высшая философия — делать все возможное сегодня
Наталья Савельева, «Учительская газета», 31.01.2006
Говорят и показывают Фивы
Мария Зерчанинова, Вечерняя Москва, 14.12.2005
«Любовь к моему творчеству передается по наследству»
Елена Афанасьева, «Действующие лица», 05.2005
«Шансонье номер один. ..»
Ввасилий Кучеренко, 10.09.2004
Елена Камбурова и ее Театр Музыки и Поэзии
Василий Бурмакин, «Хамовники. День за днем», 10.2003
«Ах, эти Грезы?»
Кира Владина, Литературная Газета, 5.03.2003
Сумерки и свет Елены Камбуровой
Яна Колесинская, «Новосибирские новости», 05.2002
Не покидай меня, любовь…
Шели Шрайман, «Вести», 13.12.2001
Певица навсегда
Борис Слуцкий, «Культура», 13.12.2001
Вслед за мечтой
Р. Некталов, «Женский мир», 2.09.2001
Золушка без туфелек
Катя Прянник, «Московский Комсомолец», 10.07.2001
Театр-невидимка для непосвященных
Анна Андреева, «Культура», 14.12.2000
Диалог со временем сквозь маечку Кима
Александра Некрасова, «Лига Наций», 24.11.2000
«Песни Елены Камбуровой — словно небольшие пьесы»
Олег Перанов, «Комсомольская правда», 17.10.2000
Я в песню эмигрирую
Алена Гиршберг, «Литературная газета», 2.10.2000
Одна на свете есть такая
Галина Мищевская, «Независимая газета», 17.06.2000
Елена Камбурова выдвинута на соискание госпремии России
Ольга Кучкина, Литературная газета, 5.04.2000
Живу в другом измерении
Полина Капшеева, «Частная жизнь», 07.1998
Обитаемый остров Елены
Михаил Крушинский, «Гармония», 01.1997
Эмигрирую в другое время
Татьяна Харлова, «Собеседник», 1992
Да осенит тишина
Ольга Кучкина
Вот открыт балаганчик
Наль Подольский
Горькоголосая птица юности

Она выходит на сцену неизменно в черном. В ее песнях звучит поэзия Пастернака, Цветаевой, Ахматовой… У нее нет безумных фанатов, но есть чуткие и преданные зрители. Ее зовут Елена Камбурова
Камбурова отсутствует в телепространстве. Ее редко услышишь по радио. Ее и певицей-то назвать было бы не вполне правильно.

Она — драматическая актриса, которая поет. А это — «неформат». Тем не менее в созданном и руководимом ею Театре музыки и поэзии всегда аншлаг.

В Иркутске однажды отменили ее гастроли. Сказали — из-за эпидемии гриппа. «Но, я думаю, там эпидемия телевизионного шоу, — дала свою версию Камбурова. — Они больны массовой культурой. Агрессивная музыка, патологические децибелы, дебильные тексты — это то, чем сейчас озвучена Россия. Я считаю, что это духовный Чернобыль».

«У меня своя творческая территория»
 — В фильме Рязанова «Небеса обетованные» звучит исполненный вами романс «Господи, ни охнуть, ни вздохнуть». В какой мере это созвучно вашим собственным настроениям? Вам комфортно в нынешней культурной ситуации?

 — Во многом некомфортно, конечно. На какие-то драматические спектакли просто боишься идти. Я из числа зрителей, которым театр интересен осмыслением пьесы, а не тем, что Гамлета оденут в камуфляж, дадут ему в руки автомат и заставят прибегать к ненормативной лексике. Этого я не понимаю и не приемлю. Мне это просто неинтересно. Я вижу в этом огромное неуважение к автору. Шекспир, Гоголь, Островский, Чехов — все они постоянно страдают от подобного осовременивания их произведений. 

Но, знаете, с годами я выработала в себе способность абстрагироваться от общей ситуации. У меня своя творческая территория, и на ней я соблюдаю собственные законы.

 — Но зритель — он ведь тоже новый. Его вкусы воспитаны нынешним временем. Вы с этим зрителем находите общий язык?

 — У меня давно появился свой зритель. Я с ним переезжаю из эпохи в эпоху, и никуда от меня он не делся. Этот зритель заполняет залы в Питере, Челябинске, Екатеринбурге, всюду, где я бываю с гастролями. Но выросло целое поколение, которое не знает о моем существовании, даже не имеет понятия о самом жанре шансона, взращенного на высокой поэзии, путает его с блатняком. Тем поразительнее, когда находишь контакт с таким зрителем.

Я однажды выступала во Всероссийском детском центре «Орленок». В зале не было ни одного человека, кому мое имя хоть о чем-нибудь бы говорило. А когда закончилась творческая встреча, меня не хотели отпускать со сцены.

 — Вы что-то такое предприняли, чтобы вас стали слушать?

 — Я предварила свое выступление небольшой речью. Рассказала, что к 18-19 годам у меня произошла переоценка ценностей, точнее — расширился их ряд: сохранилась моя любовь к классике, но прибавились Окуджава, Жак Брель… После этого предисловия я запела, и слушали меня замечательно. Концерт продолжался чуть более полутора часов, а потом часа три я с этими ребятами беседовала. Они задавали много вопросов, в том числе и такой: почему меня не показывают по телевизору?

 — Что вы отвечали?

 — А что я могу ответить, я же не командую телевидением.

 — Записать хотя бы один свой концерт для телевидения вы не пытались?

 — Какие-то телезаписи у меня есть. Имеются также два фильма, когда-то снятых по моим песням в объединении «Экран». Но это все появилось в эфире один раз, да, наверное, и предназначалось только для одноразового показа.

Потому когда канал «Культура» недавно записал и показал поэтический вечер, состоявшийся в нашем театре, это многими телезрителями было воспринято как чудо. Хотя что тут особенного? Я просто собрала замечательных людей. Юрий Норштейн, Константин Райкин, Александр Филиппенко, Андрей Хржановский. ..Они выходили и читали стихи. Нормальное дело. Но вы представляете, какова сегодня ситуация на телевидении, если после этой передачи на телеканал хлынули письма: «Боже, как это свежо, неожиданно! Спасибо, что показали!»

 — Такова ситуация не только на телевидении. Такова она сегодня — как раз во многом благодаря телевидению — в нашей культуре. Знатоков и ценителей того искусства, которым вы занимаетесь, сильно поубавилось. Вы не можете с этим смириться?

 — Дело не во мне, а в том, что происходит массовая дебилизация, и вот с этим я действительно смириться не могу. У моего жанра огромное количество потенциальных зрителей, которым, во-первых, не сказали, что такой жанр существует, а, во-вторых, не привили к нему вкус.

Хотя есть зрители, прошедшие, как и я в свое время, школу песен Булата Окуджавы, Жака Бреля, школу настоящей поэзии. Нередко это происходило благодаря случаю. Я храню зрительские письма, которые начинаются словами: «Однажды мои друзья затащили меня на ваш концерт, и с тех пор я стараюсь не пропускать ни одного вашего нового выступления».

 — Вы случайных зрителей распознаете в зале?

 — Иногда.

 — По каким признакам?

 — Это трудно объяснить. Просто чувствую, что зал не вполне «мой». Но в Москве, Питере, Киеве, Одессе процент «чужой» публики очень мал. А в США, Израиле — там вообще на моих концертах нет случайных людей, все ряды заполняют наши бывшие соотечественники.

«Приходится заниматься саморежиссурой»
 — Театр музыки и поэзии — что он собой представляет? У вас постоянная труппа?

 — Я даже сама иной раз не могу точно сказать, кто у нас в штате, а кто со стороны. Мы не настолько богаты, чтобы позволить себе постоянный музыкальный состав. Кто-то из музыкантов работает в оркестре у Спивакова, кто-то — в ином коллективе; к их расписанию нам приходится приноравливаться.

 — Кроме вас, солистов в театре нет?

 — Есть еще Елена Фролова. Она много выступает и в других залах, но примерно раз в месяц выходит на нашу сцену с сольным выступлением. Нередко она приглашает какого-нибудь барда или поэта, и они вместе проводят вечер. У нас найдена интересная форма общения со зрителем, называется — «Нездешние вечера». Начались они с вечера Юрия Норштейна, потом были Юрий Арабов, Андрей Хржановский, Сергей Юрский, Ольга Седакова, Валентин Гафт… Это не концерты, но это такие вечера, атмосфера которых для меня очень-очень важна.

 — А спектакли кто ставит?

 — Что касается музыкальной составляющей, тут все определяет Олег Синкин — композитор, аранжировщик, мой постоянный аккомпаниатор. А ставит, например, Иван Поповски — ученик Фоменко. Они вдвоем с Олегом, плюс наши певцы и музыканты, сотворили, например, музыкальный триптих, куда входят спектакль «P. S. Грёзы» по Шуберту и Шуману, концерт-галлюцинация «Абсент» на музыку Дебюсси, Равеля, Форе, Аллегри, Пиццигони, программа «Времена… Года…», основу которой составили музыкальные циклы Вивальди, Гайдна, Чайковского и Пьяццоллы.

 — Если же речь не о спектакле, а об одной песне? Для ее постановки вам как исполнителю требуется режиссер?

 — Очень. Но приходится заниматься саморежиссурой. Потому что это сложное дело — партитура, звучание, аккомпанемент… Вот Олег Кудряшов, когда ставил со мной спектакль по Юлию Киму «Семь тетрадей учителя русской словесности», он и драматургическую ткань песен разрабатывал, и музыкальную их интонацию определял, и мизансцены выстраивал. Он же, кстати, поставил в нашем театре спектакль «Антигона». А так все мы делаем сами.

 — Ваш театр имеет мировые аналоги?

 — Знаете, нечто похожее я видела в Париже. Называется почти как у нас — Театр драматической песни и музыки. Расположен на окраине, едва ли не за городом. И атмосфера там какая-то холодная.

Был когда-то и в Кракове такого рода театр — «Пивница под боронами». Зальчик — еще меньше нашего. Там обычно звучали крамольные песни. Это было такое политическое кабаре. А наш театр знаете чем отличается от подобных ему зарубежных? Тем, что он - государственный.

Моя подруга, давно живущая в Америке, буквально разрыдалась, узнав, что явно не коммерческому театру в Москве предоставили постоянное помещение, где можно репетировать сколько угодно и не платить за аренду. В Америке это невозможно.

«Я боюсь популярности»
 — На отечественной сцене вы, пожалуй, являетесь монополистом в своем жанре. Потому что никто и не претендует на занятую вами нишу, так ведь?

 — Так.

 — Вас это радует или печалит?

 — Печалит, конечно. Я - за творческую конкуренцию между артистами, имеющими вкус к настоящему шансону и способными его исполнять. Пусть для начала они выступят в жанре так называемой актерской песни. Но покажите это красиво, не в той атмосфере, в которой проходит, скажем, «Романтика романса» или что-то подобное. Сделайте это тонко, чтобы соединились две музы — музыкально-поэтическая и телевизионная.

Триединство исполнителя, режиссера и оператора — вот что тут должно быть. И, я убеждена, это станет стимулом для многих драматических актеров. Вот тогда и конкуренция появится. Поверьте, я сама ищу себе конкурентов.

 — А как вам конкурс актерской песни?

 — Я несколько раз была в жюри этого конкурса. И немало из того, что на первых турах исполняли его участники, мне представлялось интересным. Но как только начинались финальные показы с участием телевидения — всё, атмосфера менялась, отовсюду начинала сочиться пошлость. Потому что для телесъемки привлекались режиссеры с кондовым эстрадным вкусом. Это было ужасно. И не сказать о своих впечатлениях я не могла. После чего меня благополучно вывели из жюри, чтобы я не мешала.

Тем не менее я продолжаю стоять на том, что должна быть альтернатива агрессивной попсе, которая заполнила собой все пространство культуры. Мне очень больно и обидно, что на моих глазах уничтожается культура русской речи, вообще русская речь как таковая.

А что зал у меня помолодел — это, конечно, радует. Но если бы он и не помолодел, я все равно выходила бы на сцену. Я готова петь даже при наполовину заполненном зале. К счастью, до этого не доходит. У меня всегда аншлаги.

 — И тем не менее… Вы не чувствуете себя ущемленной от того, что вас нет на телеэкране, ваше имя мало что говорит массовой публике?

 — Не сочтите за кокетство, но я боюсь популярности. Потому что с ее приходом человеческая фактура моего зала очень сильно изменится. Зрители будут слетаться на раскрученное имя, а не на то искусство, которое им чем-то интересно и дорого. Такое уже было в моей биографии. Прошли подряд две «Кинопанорамы» с моим участием, потом еще что-то — и вдруг я чувствую, что попадаю не в «свои» залы. Если бы общая культура в нашей стране была гораздо выше, я бы не опасалась повальной популярности. Понимаете, с одной стороны, хочется, чтобы тебя услышало как можно больше людей, а с другой — боязно потерять в зале тех, кто близок тебе по духу.

 — Когда люди идут на ваш концерт, они идут на Камбурову или на Пушкина, Бродского, Левитанского?..

 — Думаю, и на меня тоже.

 — А все же на кого в первую очередь?

 — Тут произошла некоторая эволюция. В середине семидесятых на афише стояла моя фамилия, набранная небольшими буквами, а ниже — крупно — имена авторов, которые будут звучать. Люди останавливались: о, как интересно! БУЛАТ ОКУДЖАВА, НОВЕЛЛА МАТВЕЕВА, ДАВИД САМОЙЛОВ. .. А кто исполняет? Какая-то Елена Камбурова. Придя послушать песни на стихи любимых авторов, люди открывали и меня. И в какой-то момент ситуация переломилась: на афише стали писать «ЕЛЕНА КАМБУРОВА» — и больше никаких имен. Так и сегодня идет.

 — Вы себя не укрепляете на афише именами Пушкина, Блока, Цветаевой?

 — Хотела бы укрепить, да кто же мне позволит. Организаторы гастролей не желают «портить» афишу именами классиков. Считается, что это отпугнет зрителя. Поэтому пишется так: «ЕЛЕНА КАМБУРОВА. Песни, баллады, музыкальные новеллы, французский шансон». И всё!

«Сочетание голоса
с микрофоном может творить чудеса»
 — Как вы сами определяете жанр, в котором работаете?

 — Никак. Потому что тут в органичном единстве смешалось многое. Скажем, в спектакле «Антигона» я почти не пою, выступаю прежде всего как драматическая актриса. Вообще во всех произведениях, которые я исполняю, в том числе и в песнях, есть своя драматургия. А где драматургия, там и театр.

 — Музыка у вас стоит на втором месте?

 — Не всегда. Но если мне показывают песню, где музыка средняя, а вот слова очень яркие, я эту песню могу взять. Ничего, говорю, музыку можно подтянуть аранжировкой, еще чем-то… А если очень хорошая музыка, но слова — никакие, я эту песню петь не стану.

 — Вы вокальным тренингом занимаетесь?

 — Я обязательно распеваюсь. Моим песням требуется довольно широкий диапазон, и надо держать этот голос в себе, иначе перейдешь на мелодекламацию. 

 — Вы получили хорошую школу вокала?

 — Когда, став студенткой училища циркового и эстрадного искусства, я стала пробовать себя в песне, мне опытные мастера говорили: «Ни в коем случае не занимайся вокалом — уйдет органика». И действительно, меня педагоги «тянули» на колоратурное сопрано, да так усердно, что я потеряла способность к нормальной человеческой речи. И подумала: «Да, занятия вокалом испортят во мне драматическую актрису». Но потом в моем репертуаре начали появляться песни, которые подсказывали, что вокальная школа все же необходима. Я не подозревала, что у меня есть какой-то диапазон. Кажется, сами песни выдавили из моего голоса то, что им понадобилось.

Потом я непродолжительное время занималась с разными педагогами по вокалу. Они позиционировали меня как меццо-сопрано. Я уже, наверное, могу писать диссертацию: «На что способен человеческий голос». Потому что оперный вокал — это прекрасно. Но сочетание голоса с микрофоном тоже способно творить чудеса, создавать невероятно волшебные вещи.

«Эпоха высокого спроса на культуру закончилась»
 — Вы сейчас в своем театре что-то новое репетируете?

 — Конечно. Мой репертуар постоянно обновляется, и это, естественно, требует репетиций. Вот сейчас готовится программа, которую в черновых вариантах я несколько раз уже показывала. Она состоит из песен французского шансонье Жака Бреля и Владимира Высоцкого. Песни исполняются на французском и на русском, причем не в разных отделениях, а подряд. У меня правило: я все пою на языке оригинала. Мне важно даже фонетически соответствовать Жаку Брелю или, скажем, Гарсиа Лорке. Это уважение к поэту.

 — Все-таки как вы себя ощущаете в новом времени?

 — Нормально. Относительно нормально. Хотя мне больно как гражданину за многое из того, что происходит в стране. Мне больно, например, за наших стариков. Люди отдали государству силы, здоровье, энергию, а на закате жизни оказались нищими. Они даже на мой концерт, где билеты стоят не очень дорого, не могут прийти.

 — Вы испытываете ностальгию по ушедшим временам?

 — Я испытываю ностальгию по лучшему, что было в них. Если при всех сложностях советского времени я давала четыре программы в городах, где меня уже знали, и билеты были столь недороги, что любой человек мог себе позволить прийти на все мои четыре концерта, и таких людей было много, то теперь все это невозможно. Эпоха высокого спроса на культуру закончилась. Может, когда-нибудь в другом обществе, но на территории нашей же страны эта эпоха возродится, кто знает…

«Российская газета»
Валерий Выжутович, 2.12.2010

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100