НовостиПресса
Одиночество в волнах
Алиса Никольская, http://www.akado.com/, 6.05.2008
Елена КАМБУРОВА: «Я верю в чудеса — они происходят»
Илюзя Капкаева, «Вечерняя Уфа» № 65 (10884), 04.2008
Каждый концерт как проход по минному полю
Татьяна Рикер, «Комсомольская правда», Ростов-на-Дону, 26.03.2008
Человек-театр
Сергей Виноградов, Газета «Речь» (Череповец), 7.03.2008
Елена Камбурова: «Продюсер — это хуже советского цензора»
Елена Коновалова, «Вечерний Красноярск», 8.02.2008
В луче прожектора одна
Вадим Кривонос, «Красноярская газета», 1.02.2008
Попытка полета
Наталья Старосельская, «Страстной бульвар, 10», 01.2008
Колокол Камбуровой
Ядвига Юферова, «Российская газета», 15.11.2007
Елена Камбурова: «В детстве думала, что я - второй Пушкин»
Нина Куриленко, «Липецкие региональные новости», 14.11.2007
Елена Камбурова: «Меня легко обвести вокруг пальца»
Лиза Коршуль, «Нижегородский рабочий», 5.10.2007
Песни для своих
Константин Исаков, «Вечерняя Москва», 10.2007
Точка слева
Мария Выставкина, http://marita-bonita.livejournal.com/23011.html, 20.06.2007
Елена Камбурова: «Живите вечными ценностями!»
Ирина Федоськина, «Честное слово», Новосибирск, 05.2007
Елена Камбурова. Успех
Ксения Ларина, Эхо Москвы, 16.04.2007
«Жизнь лучше снов?»
Светлана Васильева, «Омский вестник», 11.04.2007
Елена Камбурова: «Живите вечными ценностями!»

Я захожу в ее гримерную, где на полу стоят раскрытые саквояжи, а на стуле лежат шерстяные носки — певица знала, куда ехала: у нас, в Сибири, и весной случается снег! За спиной у гастролеров Челябинск и Екатеринбург, теперь вот уже и Новосибирск. Через минуту появляется она, вся горящая каким-то ровным внутренним светом, уставшая после двух с половиной часов сценических перевоплощений. Как обычно, Камбурова выходила на сцену, как на рабочую площадку, где нет места кокетству, пустым разговорам или самолюбованию — время ограничено, и оно все должно быть потрачено на работу. Работу над нашими душами, погрязшими в бытовухе и скупом прагматизме. Как обычно, Камбурова выложилась на все сто.

 — Елена Антоновна, вы сейчас отдали залу столько своей энергии! Как ощущаете себя после концерта?
 — Есть некоторое опустошение, потому что я очень люблю все эти песни и считаю, что они должны звучать так, как они того заслуживают. Поэтому отдаю этому всю себя.
 — Как восстанавливаете силы?
 — Сон, сон, сон и еще какое-нибудь чтение душеполезное.
 — Мне кажется, что многие люди идут к вам, потому что в обычной жизни им не хватает эмоций. Я сама сегодня прошла через водоворот эмоций: от радости, восторга до грусти и сожаления. 
 — Эмоций нам очень серьезно не хватает. Сегодня очень многое делается для того, чтобы уничтожить душевную, человеческую вибрацию, общение между людьми стало очень скупым. Такие слова как, например, «трепет» почти ушли из обихода, однако, они — самое ценное в отношениях с людьми. Был даже такой глагол «внимать», обозначающий то, что человек слушает другого человека, внимательнейшим образом слушает.
 — Вот и получается, как в песне на стихи Юрия Левитанского, которой вы закончили выступление:
?День прошел — как не было, не поговорили?
? Год прошел — как не было, не поговорили?
?Жизнь прошла — как не было, не поговорили?
 — Да, это было написано несколько лет назад, но так было, так есть и так будет. Человек тратит ограниченное время своей жизни на суету. Вот идет суета, а сути жизни и сути разговора нет. Сейчас вместо общения такая сплошная тусовка.
 — Вы в жизни эмоциональный человек?
 — Наверное. Но вы знаете, есть такие люди-истерики, — у меня этого нет.
 — Ваши песни не только очень эмоциональные, они какие-то проникновенные. Если отодвинуть суету в сторону, то будет казаться волшебным и бумажный сор, и двор, в котором играет шарманщик, и неожиданно тронет судьба новогодней елки, украсившей чью-то жизнь, а после одиноко лежащей во дворе? Для вас очень важно содержание того, что вы исполняете?
 — Еще как, но не только содержание. У многих авторов есть тексты прекрасного содержания, но они очень плохо его выражают, делают это средне, невыразительно. А поскольку сегодня все нивелировано, вырастает поколение за поколением, которое не знают, что такое мастер в слове, песне. И это трагедия современного художника, когда средний зритель, слушатель, ориентированный на телевидение и радио, не может отличить высокого, настоящего от посредственного.

Она обладает редким богатством — голосом в несколько октав. От негромкого шепота, неяркого речитатива он обрушивается почти к оперному басу, а потом взлетает к верхней хрустальной «до». Этому голосу подвластно самые неожиданные интонации, что отмечал еще Булат Окуджава: «Поражаюсь? точностью переходов от острого гротеска к мягкой грустной лирике, от трагической пронзительности к тихому смеху. Не всякому дано счастливое сочетание вокала, ума и таланта». Она — лицедей, из каждой песни делает самоценный номер, или, что вернее, каждый сольный номер она превращает в спектакль. Вот воздушная гимнастка, и певица отважно идет по невидимому канату, вот старые французские влюбленные: Елена сидит на стуле, как на парижской лавочке, и на прекрасном французском поет про испепеляющий огонь любви. Маленькая девочка, смотрящая вслед улетающему воздушному шарику, смешная старуха, хватающаяся за поясницу, отважный флибустьер, целое африканское племя, живущее где-то за озером Чад — нельзя не поверить: да, все так и было, вот так они и жили? Но в какие бы эпохи ни уходила певица, чьи бы стихи она не исполняла, она поет о нас.
В этом году трио: Елена Камбурова, Олег Синкин, пианист и композитор, и Вячеслав Голиков, виртуозно владеющий то гитарой, то скрипичным смычком, гастролируют по стране с программой «Я возвращаюсь к вам, мои друзья». Ее друзья — это не только мы, зрители, но и сами песни, живые существа, летящие во времени и пространстве. «С песнями, как с людьми, встречаешься, дружишь, общаешься, а потом происходит расставание, — говорит Елена. — Уже в процессе репетиций я поняла, что многие песни для меня сегодня звучат даже более пронзительно, чем тогда. Потому что время изменилось, оно теперь такое супер-прагматичное, а основа этих песен, чувство романтизма, это как раз то понятие, которое теперь не соединяется с жизнью большинства людей. И не только в нашей стране. Но во все века и времена именно это понятие, это чувство было в основе вдохновения художников, поэтов, музыкантов, писателей, именно оно было в сердцевине, и убрать это — значит, лишить человека, с моей точки зрения, самого главного».
Песни, прозвучавшие на концерте, родились во время «оттепели», когда появилось много новых имен, песен, стихов, в воздухе была некая эйфория. "Но она довольно быстро закончилась событиями 68-го года в Чехословакии, — замечает Камбурова. — И эта кажущаяся свобода обернулась полной несвободой. А я как раз в то время только-только начинала что-то осознавать, начинала петь первые песни Матвеевой, Окуджавы. Правда, многим начальникам от культуры казалось, что это «песни ни о чем», что они не нужны советскому народу.
 — Елена Антоновна, однажды вы сказали, что ваши духовные корни пошли от стихов Новеллы Матвеевой. Какую роль в вашей жизни сыграл этот человек?
 — В самом начале моей творческой жизни педагог училища, в котором я тогда занималась, сказала: «вот, послушайте эти записи — это ваше». Я послушала и сразу увлеклась ими, стихи Новеллы Матвеевой были «одеты» в мелодии и вокально были мне по росту (я тогда не обладала тем вокальным диапазоном, который потом пришел). И вот я потихоньку начала нашептывать, наговаривать, напевать, но уже со своей интонацией. Мне трудно было представить, зачем нужно петь точно также как автор, и это вызвало отрицательную эмоцию у Новеллы Матвеевой и, особенно, у ее супруга, они оба начали меня учить тому, что в исполнение не надо привносить ничего своего. На долгое время мы расстались, потому что мне трудно было подчиниться этому, и встретились только через много лет, — за это время Новелла изменила свое отношение, согласилась, что любое стояние на сцене требует авторской сопричастности.
 — Почему вы не работаете с современной поэзией?
 — Я читаю современных авторов, например, сегодня много говорят о поэте Борисе Рыжем? Но почему-то к берегам моей жизни пока не пришли ни одни современные стихи.
 — Как сохранить внутренний свет в наше время?
 — Надо зачеркнуть в себе слово «наше» и жить вечными ценностями, — тогда все совершенно меняется, потому что человек беспамятный в чем-то ущербен. Мне кажется, что время это очень относительное понятие, есть конкретное время твоей жизни, но почему нужно жить только сегодняшним днем? Почему не взять то прекрасное, что было в 16, 17, 18 веке и в живописи, и в литературе и в музыке? Почему я должна слушать этот кошмар, который поют на радио и телевидении? Когда я оказываюсь где-то, где не могу это выключить, то чувствую, что надо мной совершается насилие. И это бескультурье, оно как роковые яйца разрослось, теперь их много, и все это поддерживается, финансируется. Но ты закрываешься, ставишь Вивальди, Моцарта, слушаешь Окуджаву, сам поешь его, выходишь к зрителю, собираешь залы. Я каждый раз понимаю, что наши встречи, когда я вижу эти лица, эти глаза — это чудо. Для меня это большой свет. Умение сохранить в себе свет — это не только умение абстрагироваться, но и осознание того великого стержня вечного времени, который в тебе существует.
 — «Я такое дерево, я такое дерево, я не хочу, чтобы меня сушили, пилили?» У вас всегда было чувство, что вы - такое дерево?
 — В принципе, каждый должен быть индивидуален. А я с самого начала чувствовала себя белой вороной среди других. 
 — Вам знакомо чувство одиночества?
 — Конечно, я считаю, что каждый человек должен пройти через одиночество. Оно страшно, когда из него самому очень трудно выйти, вот одиночество и все. А творческой личности необходимы минуты, часы, а то и недели для того, чтобы наедине с собой почувствовать и понять какие-то вещи.
 — Что для вас значит чувство дома?
 — Для меня дом очень важен. Я не аскет, мне очень важно, чтобы в квартире было тепло, светло, уютно, стояли цветы и любимые предметы, чтобы по дизайну все это было живописно.
 — Елена Антоновна, напоследок ваше пожелание читателям?
 — Не ориентируйтесь на то, что проповедует массовая культура. Живите по календарю вечного времени!

«Честное слово», Новосибирск
Ирина Федоськина, 05.2007

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100