НовостиПресса
ДВЕНАДЦАТЬ ШТРИХОВ К ПОРТРЕТУ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Павел Чердынцев, Петербургский частный театральный портал, 10.07.2010
Королева печали
Гузель Агишева, «Известия», 9.07.2010
Аура цвета неба
Светлана Микулина, "МК в Саратове", 9.06.2010
КАПЛИ ДАТСКОГО КОРОЛЯ ОТ ЕЛЕНЫ КАМБУРОВОЙ
Марина Мурзина, «Планета Красота», 1.06.2010
Елена Камбурова: В наше время песня больна
Ксения Мосалова, «Известия-Неделя Online», 26.05.2010
Елена Фролова: «В России есть видимая и невидимая культура»
Вера Копылова, «Московский комсомолец», 15.05.2010
Елена Камбурова: «Не носите в себе негативные мысли»
Марина Мосина, «АиФ Здоровье», 25.03.2010
Про королеву, туман и лысого льва
Светлана Бердичевская, «Театральная касса», 21.03.2010
Наша певческая мощь
Илья Рейдерман, «Вечерняя Одесса», 18.02.2010
«Я песни выбираю по любви»
Сергей Малюков, «Липецкая газета», 4.02.2010
Елена Камбурова не стала отменять концерт в Воронеже
Инна Ткаченко, Страницы Воронежской культуры, 2.02.2010
Хеппи или энд
Елена Новоселова, «Российская газета», 11.01.2010
Елена Камбурова: «Надеюсь на долгую память людей»
Владимир Кжижановский, «Час», Рига, 3.11.2009
Елена Камбурова: «Попсовая интонация заразила молодое поколение певцов»

С кем еще можно от души поговорить о поэзии, как с актрисой и певицей Еленой Камбуровой? Уже почти двадцать лет она возглавляет свой Театр музыки и поэзии. Театр, где звучит действительно высокопоэтическое слово. И судя по тому, что публики в ее театре не убывает, потребность в поэзии в обществе сохраняется до сих пор, несмотря ни на какие социальные перемены.

 — Прежде всего, позвольте поздравить вас с недавним праздником, Елена Антоновна, — с Днем театра! И с наградой «Гвоздь сезона», которую получил спектакль вашего театра «Времена… Года…».

 — Спасибо. (Улыбается.) За этот спектакль мы получили несколько премий — и «Музыкальное сердце», и «Хрустальную Турандот». Олег Синкин — музыкальный руководитель и идеолог постановки, ее режиссер — Иван Поповски. Премии за спектакль нам важны тем, что помогают завоевать интерес и внимание в театральной среде. Зрители, слава богу, у нас есть.

 — В театральных кругах ваш театр — необычное явление. Многие даже не знают, к чему его отнести — к музыке ли или все-таки больше к театру?

 — Ну как сказать?.. У нас и серьезные спектакли идут — например, «Антигона» Софокла, которую мы с партнером играем уже несколько лет. Для нас важно, чтобы звучала музыка, чтобы звучало слово — разное. И джазовые вечера у нас проходят, и программы авторской песни, этнической музыки. И, конечно же, поэтические вечера.

 — Как вы думаете, почему режиссеры теперь так редко обращаются к поэтическому материалу?

 — Ни для кого не секрет, что в наше прагматичное время поэзия существует островочками. Она разлита в мире, поэзия для меня шире, чем только стихи. Но былого интереса к ней в общественном сознании нет. Она уже не живет так, как во времена моего студенчества, когда я только начинала выходить на сцену — в те годы мы могли по три-четыре часа слушать поэтов, постоянно доставали откуда-то поэтические книги, много читали. Сейчас другое время. И просто чудо, что у нас в театре существуют поэтические вечера — что они востребованы, что это еще живо. Стихи читают Рафаэль Клейнер и Антонина Кузнецова, недавно у нас читали известные актеры Сергей Юрский и Алла Демидова.

 — Помнится, несколько десятилетий назад чтецкое искусство было важной составляющей жизни — стихи читали на радио, издавали записи…

 — Вопрос, куда направлено общественное сознание. Сейчас оно направлено в совершенно противоположную сторону, что абсолютно неправильно для общества. Потому что от того, как мыслит большая часть людей, очень зависит и структура, и даже мысли самого государства. Но парадоксы случаются — государственные деятели советской эпохи не мыслили поэтическими образами, однако поэзия жила. Словно что-то направляло Россию в ее сторону, наверное, такова была судьба нашей страны — показать, на что способна поэзия, как воспитать ее в поколении. Но, вы знаете, потенциальных читателей поэтических произведений и слушателей поэтических вечеров или таких концертов, как у меня, и по сей день огромное количество, только надо бы их направлять. А этим никто не занимается. Зато занимаются разрушением русского языка, в прямом смысле слова.

 — Вы имеет в виду реформы, которые упрощают язык?

 — И их в том числе — все это ужасно. Мы и так уже потеряли былой литературный язык, зачем же еще больше ухудшать положение? Ладно бы, если бы речь шла о каких-то плохо звучащих сочетаниях букв, но ведь это не так. Тогда зачем упрощать язык, ради кого и чего? Не понимаю, это еще одно абсурдное явление времени.

 — Ясно, что для вас поэзия необходимость, жизненная потребность. Но ведь для большинства людей это скорее роскошь, малодоступная и непонятная?

 — Я считаю, что для любого нормального человека поэзия не роскошь, а необходимость. И при этом совсем не важно, какой он профессии, каким делом занимается. Просто в его душе живет поэтическое состояние, и оно делает жизнь такого человека гораздо богаче. Я имею в виду не только стихи. Это ожидание весны, любование почками, настоящая радость, как от первой любви, когда снова появляются первые листочки на деревьях, первые цветы — вот оно, поэтическое чутье. И такой внутренний взор в человеке надо воспитывать. Хотя бывает, что люди рождаются с пониманием красоты — красоты природы, красоты человеческого поступка. Потому что красота и поэзия — единое целое. Разумеется, с этим не имеет ничего общего красота манекенщиц. Если Господь дал им прекрасные фигуры, но в них нет какой-то душевной вибрации, вряд ли это может вызвать настоящее восхищение. У меня, во всяком случае. И вообще не представляю себе жизнь без поэтического взгляда на мир, когда все вокруг чересчур прагматично.

 — От поэта Веры Павловой я слышала, что сейчас все больше людей в России приходят на поэтические чтения. Но, по ее мнению, когда послушать поэтов собираются стадионы, в стране явно нездоровая ситуация. 

 — Думаю, она очень правильно это сформулировала. Кстати, я уже от нескольких людей такое слышала. Недавно Алла Демидова сказала: «Я чувствую, что опять приходит время поэзии, она идет вширь». Может, у них чутья больше. (Улыбается.)

 — Творчество современных поэтов вам интересно?

 — Как бы вам ответить… Та же Вера Павлова очень талантливый человек. Но что-то из опубликованного ею я никак не могу понять — не принимаю, не выношу каких-то слов. Или Борис Рыжий — не могу сказать, что его стихи мне близки, это не мое. Но, может, я чего-то не понимаю? Надо еще послушать. Знаете, я всегда исхожу из принципа: а захотела бы я сама с такими стихами выйти на сцену? И что касается стихов современных поэтов, нечасто могу ответить на этот вопрос утвердительно.

Мне нравятся стихи, которые берут эстафету не только от века девятнадцатого, но и от поэзии более поздних времен, времен моих современников — Окуджавы, Самойлова, Левитанского. В том смысле, что в них ясная мысль и очень ясно все изложено. Например, это стихи Раисы Ипатовой, которые есть в моем репертуаре.

 — Абстракция вам не близка?

 — Абстракция в живописи переходит для меня в дизайн и перестает быть живописью, она не дышит. И особенно мне сложно воспринимать абстракцию в поэзии. Скажем, в рок-поэзии, где последующая строчка не знает, о чем говорят предшествующие. Или я не могу этого разобрать, думаю: ну что же они хотели сказать? Поэтому мне очень импонирует пушкинская ясность стиха. «Где просто, там ангелов до ста» — принцип Серафима Саровского мне с годами становится все ближе и ближе. Даже у великих поэтов есть стихи, где все ясно и прозрачно, мысль выражена четко. А есть какие-то лабиринты, в которых разбираешься в лучшем случае с пятого раза.

В этом смысле для меня еще очень важно следовать Жаку Брелю, который писал, что поэзия у нас в душе. Но когда я выхожу на сцену, необходимо учитывать, что многие меня слышат в первый и в последний раз, и не все мои слушатели — тонкие ценители поэзии. Меня и так все время упрекали в сложности. Просто когда я начинала, это очень сильно отличалось от эстрады того времени, выбивалось. И сейчас отличается, хотя я не вижу в своем репертуаре ничего сложного.

 — А в каких случаях вы можете отказать кому-то на просьбу выступить у вас в театре?

 — Мне трудно определить это словами. Просто у нас в театре особый климат, своя атмосфера. И нам предлагают концертные программы очень талантливые люди. Например, какое-то время у нас выступала Ирина Евдокимова — потрясающе одаренный человек. Но одно дело — в спектаклях, где она под присмотром режиссера, и совсем другое ее сольные концерты. Ее манера общаться со зрителями, манера пропевать, то, как она одета, выбор репертуара — мировые шлягеры, вторая Патрисия Каас. Но в нашем театре не нужна Патрисия Каас, она уместна в каких-то других местах. Или просто она должна быть другой. Мне приносят очень много записей, и я с первой же фразы очень часто слышу, что это не для нашего театра. Слышу попсовую интонацию, которая заразила все молодое поколение певцов. У меня было много неприятностей в самом начале биографии именно потому, что моя интонация не подходила прежним чиновникам от культуры. Все вокруг было мажорное, в том числе и на эстраде. А я выходила и пела так называемые гражданские песни, для меня они просто общечеловеческие, в своей манере, в своей интонации. Интонация — это все.

«Вечерний Красноярск»
Елена Коновалова, 31.03.2010

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100