НовостиПресса
Черный вечер, белый снег
Наталья Старосельская, Страстной бульвар, 29.12.2017
«КРЕЩЕНЫЕ КРЕСТАМИ»
Лариса Каневская, mnenieguru.ru, 20.07.2017
Маленький Одиссей возвращается
Зоя Апостольская, Российская газета, 7.06.2017
Один в роду. И должен жить
Елена Дьякова, Новая газета, 7.06.2017
Маленький трубач Елена Камбурова
Александр Малнач, Baltnews.lv, 27.02.2016
Сны и явь
Леонид Гомберг, Журнал «Алеф», 25.02.2016
Вы слышите, грохочут сапоги?
Марина Королева, Российская газета, 16.02.2016
«И понял я, что в мире нет затертых слов или явлений…»
Елена Губайдуллина, Театральная афиша, 1.10.2015
Против потока
Андрей Максимов, «Российская газета», 13.07.2015
«А я с мешком аплодисментов иду дальше…»
Елена Губайдуллина, «Труд», 10.07.2015
«Проливается черными ручьями эта музыка прямо в кровь мою»
Лидия Графова, «Российская газета», 9.07.2015
«Мне выпало счастье быть русским поэтом…»
Наталья Старосельская, «Трибуна», 25.06.2015
Песни и танцы Надежды
Сергей Бирюков, Труд, 22.03.2015
Черный вечер, белый снег

7 ноября, в 100-летнюю годовщину Великой Октябрьской социалистической революции, Театр музыки и поэзии под руководством Елены Камбуровой показал премьеру — оперу Владимира Дашкевича в концертном исполнении «Двенадцать» Александра Блока (сценическая версия Олега Синкина, Ивана Поповски, Елены Камбуровой и Оксаны Глобы).Это было символически сразу в нескольких смыслах — и в том, что опера прозвучала в вечер того дня, который на протяжении долгих десятилетий праздновался пышно и пафосно, а потом с легкостью был отменен; и в том, что наше отношение к этой дате коренным образом изменилось, когда на нас обрушились факты и возникли, и окрепли кричащие противоречия; и в том, как услышал замечательный композитор, создавший некогда незабываемый цикл «Балаганчик», звучавший в исполнении Елены Камбуровой, «музыку революции» — а именно ее призывал слышать Александр Блок… Только не услышали — вернее, услышали искаженно: кто-то с отторжением и отвращением, кто-то с восторгом вседозволенности. Только одного не было — равнодушия, потому что мир почти в одночасье поделился непримиримо и жестоко, не особенно задумываясь об истинном смысле того, что мы называем сегодня не Великой революцией, а переворотом.

Спектакль начинается с фрагментов дневниковой прозы И. А. Бунина, отца Сергия Булгакова, З. Н. Гиппиус, которые (не разделяя, что именно и кем именно написано) очень просто и от того трагически горько читает Александр Бордуков. А далее вступает камерный оркестр в так хорошо знакомом и любимом зрителями этого театра составе Олега Синкина (фортепиано), Вячеслава Голикова (гитара) и Евгения Алтудина (аккордеон). И звучит поистине волшебный, завораживающий голос солистки, Елены Камбуровой, не просто поющей, а играющей все роли — Поэта, Катьки, красноармейцев, старушки, буржуя, голодного пса. Сменяют друг друга регистры, кажется, что и все действующие лица, меняясь, проходят перед нами, разудалые красноармейские лозунги: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем!..», «Вся власть Учредительному собранию!» перебиваются горестными запевами по убитой Катьке, печальными раздумьями Петьки, но сквозь все это звучит скрепляющий гимн шагающего вперед пролетариата, которому «на спину надо б бубновый туз».

Кажется, все противоречия Александра Блока в эти революционные дни сошлись воедино в поэме «Двенадцать», вызвавшей бурю гнева и непонимания у большинства тех, кто составлял круг его общения. Но, читая дневники поэта того времени, января 1918 года, когда создавалась поэма, листая «Записные книжки», можно понять то, по выражению Ф. М. Достоевского, «горнило сомнений», через которое мучительно проходила его душа, через которое Блок вел себя самого, пытаясь примирить многие и многие противоречия. Ему были чужды своекорыстные цели — он искал свой путь, пытаясь многое оправдать, на что-то закрыть глаза во имя того, что зовется будущим. 
И каким-то непостижимым образом это звучит в музыке Владимира Дашкевича и исполнении Елены Камбуровой мощной, поистине завораживающей двойственностью существования Александра Блока в последние годы жизни в той реальности, в которой невозможно было просто существовать — необходимо было либо оправдать ее, либо осудить. От этих внутренних метаний — неровность музыки, ее попытки отыскать своеобразную гармонию хаоса, иными словами, пристальное следование за поэтом во всех его смятениях и сомнениях в пору, когда исчезло понятие цены человеческой жизни и начали, только еще начали смещаться со своих координат нравственные, духовные ценности…

Елена Камбурова и хор ее уникальных артистов исполняют оперу, практически, в «черном кабинете», что придает действию дополнительную эмоциональную силу. Лишь в финале сдвинутся со своих мест створы задника и возникнет светлый провал. Куда? Может быть, туда, где слышны чеканные шаги двенадцати апостолов революции, впереди которых «в белом венчике из роз» Иисус Христос? А может быть, в неведомое, но предчувствованное Александром Блоком время, о котором он писал в неотправленном письме к Зинаиде Гиппиус: «… Нас разделил не только 1917 год, но даже 1905-й, когда я еще мало видел и мало сознавал в жизни. Мы встречались лучше всего во времена самой глухой реакции, когда дремало главное и просыпалось второстепенное. Во мне не изменилось ничего (это моя трагедия, как и Ваша), но только рядом с второстепенным проснулось главное…
…Не знаю (или — знаю), почему Вы не увидели октябрьского величия за октябрьскими гримасами, которых было очень мало — могло быть во много раз больше. Неужели Вы не знаете, что „России не будет“ так же, как не стало Рима — не в V веке после Рождества Христова, а в 1-й год I века?.. „Старый мир“ уже расплавился…»
Поражает в этом письме, не дошедшем до адресата, не сила убеждения в своей правоте, а отрицание «безродного пса» старого мира и — растерянностью перед неведомым новым миром, в который так необходимо верить, потому что его ждали, на него надеялись…

Очень сильно, эмоционально, в резких музыкальных и голосовых перепадах выражены все эти мотивы в музыке Владимира Дашкевича и исполнении Елены Камбуровой, повторю это еще и еще раз.
Может быть, специалисты в области музыкального театра будут сосредоточены в своих разборах на других, специфических для них моментах, но для меня органическое слияние музыки и голоса не только с поэмой, но и с настроениями, мучительными размышлениями поэта и столь же мучительными попытками выстроить особую, трагическую гармонию хаоса стали подлинным открытием, новым взглядом на «Двенадцать» Александра Блока — поэму, которую вот уже столетие обсуждают, осуждают, воспринимают с точки зрения дня нынешнего. Порой забывая о том, насколько он изменчив и прихотлив в своих оценках, этот день.

На программке к спектаклю напечатаны слова Александра Блока, написанные спустя два с лишним года после того, как поэма была завершена: «Оттого я и не отрекаюсь от написанного, что оно было писано в согласии со стихией… Моря природы, жизни и искусства разбушевались, брызги встали радугою над нами. Я смотрел на радугу, когда писал „Двенадцать“; оттого в поэме осталась капля политики. Посмотрим, что сделает с этим время. Может быть, всякая политика так грязна, что одна капля ее замутит все остальное; может быть, она не убьет смысла поэмы; может быть, наконец — кто знает, она окажется бродилом, благодаря которому „Двенадцать“ прочтут когда-нибудь в не наши времена».
И вот они наступили, эти совсем другие времена. И к нам пришел удивительный спектакль, не отпускающий и долгое время спустя после того, как выходишь из театра…

Страстной бульвар
Наталья Старосельская, 29.12.2017

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100