НовостиПресса
Необычный вариант
Ольга Романцова, «Политбюро», 24.02.2003
Шалости муз
Елена Губайдуллина, «Ваш Досуг», 3.02.2003
Воплощенные грезы любви
Ольга Кучкина, «Комсомольская правда», 2003
Фламенко Шуберту не помеха
Аркадий Петров, «Вечерняя Москва», 2003
Сумерки и свет Елены Камбуровой
Яна Колесинская, «Новосибирские новости», 05.2002
Не покидай меня, любовь…
Шели Шрайман, «Вести», 13.12.2001
Певица навсегда
Борис Слуцкий, «Культура», 13.12.2001
Вслед за мечтой
Р. Некталов, «Женский мир», 2.09.2001
Золушка без туфелек
Катя Прянник, «Московский Комсомолец», 10.07.2001
Театр-невидимка для непосвященных
Анна Андреева, «Культура», 14.12.2000
Диалог со временем сквозь маечку Кима
Александра Некрасова, «Лига Наций», 24.11.2000
«Песни Елены Камбуровой — словно небольшие пьесы»
Олег Перанов, «Комсомольская правда», 17.10.2000
Я в песню эмигрирую
Алена Гиршберг, «Литературная газета», 2.10.2000
Одна на свете есть такая
Галина Мищевская, «Независимая газета», 17.06.2000
Елена Камбурова выдвинута на соискание госпремии России
Ольга Кучкина, Литературная газета, 5.04.2000
Живу в другом измерении
Полина Капшеева, «Частная жизнь», 07.1998
Обитаемый остров Елены
Михаил Крушинский, «Гармония», 01.1997
Эмигрирую в другое время
Татьяна Харлова, «Собеседник», 1992
Сумерки и свет Елены Камбуровой

В Большом зале филармонии выступила с концертом вокальных произведений (песни, колыбельные, баллады, романсы, шансон) народная артистка России Елена Камбурова.

Она обладает редким богатством — голосом в несколько октав. От негромкого шепота, неяркого речитатива он обрушивается почти к оперному басу, а потом взлетает к верхней хрустальной «до». Этому голосу подвластно самое неожиданное интонирование, что привлекало еще Булата Окуджаву: «Поражаюсь… точностью переходов от острого гротеска к мягкой грустной лирике, от трагической пронзительности к тихому смеху. Не всякому дано счастливое сочетание вокала, ума и таланта».
В какой-то момент остро пронзает ощущение: какая внутренняя сила заключена в певице! Эта сила выплескивается в песню Высоцкого: «Эй, свой, кто-нибудь, выходи!», в романс Афанасия Фета, в «Костер цыганский» Вениамина Блаженного, но особенно в «женские» номера. Давнишняя «Песня девушки из харчевни» Новеллы Матвеевой (в отличие от прозрачного смирения и нежности исполнительницы в старом фильме) звучит у Елены Камбуровой без христианской кротости, с затаенным вызовом, его певица не бросает вслед ушедшему, а предъявляет куда-то выше, существуя вне суеты мирской, во внебытовом измерении. «А что я с этого буду иметь, тебе того не понять…» Тому, кто погряз в обыденном и обывательском, — не понять. Не удается поймать ее улыбку, улыбка и не нужна ей. Ей не требуются сценические эффекты, она отвергает шоу. Рояль Олега Синкина, гитара и скрипка Вячеслава Голикова столь же самодостаточны, как и сама Елена Камбурова. Она не подходит к музыкантам, не демонстрирует единое целое с ними. Не общается с залом, а когда предваряет песню переводом с греческого, польского и французского, то кажется, что разговаривает сама с собой. В зал она смотрит изредка — случайно и непристально. Рассеянного, пустого, равнодушного взгляда у нее не бывает. Она смотрит в себя, погружается в себя и там — целый мир, суровый, печальный, окутанный красотой, с проблесками священного огня.
Благороден ее облик, благородна программа — ничего, чтобы поиграть с публикой и понравиться ей. Микс произведений современных композиторов на стихи Пушкина, Тютчева, Ахматовой, Мандельштама, Цветаевой, Пастернака, Блока, Лорки, Неруды — созвездие Великих светит Камбуровой. Они позволяют ей найти свою, нигде не позаимствованную интонацию. В ней нет легкости Никитина, лиризма Окуджавы, жизнелюбия и невесомости Митяева (который тоже поет «Мотылька» на слова Бродского). Она — другая; на нее, 40 лет поющую на сцене, нет моды; она исполняет то, что вне времени.
Елена Камбурова — певица сумерек. Она гасит освещение сцены и остается в полной темноте, за исключением какого-то далекого отблеска, скользнувшего по лицу, падающего на клавиши инструмента и стекающего вниз. Что-то ведьминское видится в этой женщине, которая, прикрыв глаза, отстранена от всех и вся, всегда гордая, всегда одинокая, всегда чужая. «Публичное одиночество» — так о ней пишут уже много лет, и в этом она не меняется.
Хотя Камбурова одержима идеей песенного театра, который создала и которым руководит, в драматическом или опереточном спектакле представить ее не могу — не та стихия. «Театр, о, эти фальшивые страсти!» — это ее личный приговор, с которым совпадают слова Юлиана Тувима. Блоковский «Балаганчик» Камбурова начинает дурашливым детским голоском и потом, меняя тембр, наращивает презрение к лицедейству. И вдруг — в поиске нового, что ли? — перемещается туда, ближе к реальности, к игре в роль, к грубоватому юморку быта, показывая три песни из спектакля Юлия Кима «Семь тетрадей учителя русской словесности». Примеряя чужие личины, надевает то фартучек, то шляпку, то темные очки — и не утрачивает какую-то часть себя в этой простоте и банальности. Но поклонники аплодируют и здесь тоже. Камбурова любима давно и навсегда, а у любимых все спорится.

«Новосибирские новости»
Яна Колесинская, 05.2002

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100