Вернуться
«Мистерия пяти клоунов»
Карина Зурабова, «Планета красота», 30.06.2011
«Мистерия пяти клоунов»

«Оркестр Одинокого Цирка» — так называется новый спектакль в театре Елены Камбуровой. На сцене — кусочек цирковой арены, отделенной барьером, небольшой оркестрик, по стенам мечутся разноцветные огни; как волны прибоя, накатывает шум циркового представления, и знакомый голос пропевает-проговаривает знакомую песню Новеллы Матвеевой про фокусника.
«Сделай так, чтобы поняли меня» — это обращение к зрителю? Или эпиграф к спектаклю?.. Во время действа хочется войти в этот музыкально-световой поток и отделиться им от всего материального мира. Цирк приехал! Пять клоунов в длинных пальто и носатых туфлях раскрывают пузатые чемоданы, перешагивают через барьер, зажигают свечки, напевают, переодеваются… и вот уже звучит скрипка.
Спектакль движется стремительно. Одна песня-сцена родится из другой, и все пронизаны чистым тоном звука, слова. «Из раннего» — написано в программке. Все эти песни на стихи «широко известных в узких кругах» поэтов исполнялись Камбуровой много лет назад. Они формировали ее аудиторию, ее зрителей, мечтавших «взяться за руки…». Они льются со стен фойе Театра Музыки и Поэзии — с портретов Окуджавы, Левитанского, Самойлова, Бреля, Высоцкого…
В нынешнем спектакле эти песни собраны в один сюжет: Поэт — и мир. Но недаром Камбурова кончала когда-то эстрадно-цирковое училище: поэт в ее спектакле — это клоун (фокусник, воздушная гимнастка, шарманщик, Петрушка, тореадор, не умеющий убивать…), и даже в соавторы к поэтам приглашен Леонид Енгибаров со своими новеллами-миниатюрами. Поставил все это Александр Марченко (хороший музыкант) по идее Елены Веремеенко (одна из клоунов в спектакле).
Еще одно уточнение — не клоуны, а клоунессы действуют на сцене (единственная фраза, пропетая в спектакле мужским голосом, — «И не допито черное пиво…»). Клоунессы — романтичные, смешные, серьезные, трогательные. Они вышли из песен Новеллы Матвеевой и стихов Беллы Ахмадулиной, из спектаклей Елены Камбуровой. За ними угадывается образ Джульетты Мазины из «Дороги». Одеты в черно-белые затейливые костюмы — в полоску, в горохи, в клетку и кокетливые клоунские шляпки (художник Нина Климовская).
Вот одна из героинь (Татьяна Пыхонина), как сомнамбула, блуждает «меж каркасов недостроенных домов» («Окраины», Н. Матвеева). И мы убеждаемся: «Было волшебно всё!» Вот другая (Инна Сухорецкая), поднявшись по перекладинам садовой лестницы, зажигает зеленую звезду (Э. Вериго «Все тот же сон…»), и мы, зрители, оказываемся в воронке ее лучей, внутри сна. Вот резкая, разорванная по кадрам пластика сценки «Кинематограф» (по стихотворению Ю. Левитанского), а вот разноцветная буря, поднятая воздушными шарфами на тему «Какой большой ветер!..» (песня Н. Матвеевой). Удивительно красиво и сильно исполненная Ольгой Теняковой и Татьяной Масленниковой (скрипка) сцена «Я такое дерево…» (на стихи Г. Поженяна).
Они все особенные — и Т. Пыхонина в растрепанных косичках, разыгравшая историю про страну Дельфинию и про черно-белое кино, и маленькая, трогательно похожая на феллиниевскую героиню И. Сухорецкая, которая поет за ахмадулинского шарманщика и за «голубчика Петрушку» — жертву тоталитаризма, и А. Комова, убедительно явившая в этом диалоге тень грозной хозяйки, и все участники этого музыкального колдовства.
Чередование сцен — притч, песен, музыки — подчинено своей драматургии: «Грустный Клоун должен петь и плакать, и умирать, и опять жить». Но Грустный Клоун — все-таки клоун, и мы улыбаемся, когда в миниатюре Енгибарова «Поговорили» «линия связи» с внеземными цивилизациями оказывается перегруженной и инопланетная телефонистка обещает соединить Землю в течении «одного люмфопикварка», т.е. 25 ООО лет. А в другой истории, «Сила искусства», умирающий жонглер воскресает, когда перед ним складывают разноцветные зонтики — ведь он не просто жонглер, а сам Войцеховский. Король Трех Зонтов!"Мы сняли кепки, а он тихо встал, посмотрел вдаль и горько сказал: «Рано хороните Войцеховского, Короля трех зонтов. Рано!».
Линия перегружена. «Лестница в небо» не состоялась. Люди «разбрелись по пыльным земным дорогам» и занялись земными делами. А может быть. Лестница — три этих самых зонта, с помощью которых можно стать королем. И не умереть, и жить вечно, как легенда. Ведь самое долговечное на свете — это сказка, самое реальное — страна Дельфиния, самое волшебное — шарманка на дне двора-колодца, а среди листьев на «ветвях человеческих жизней» больше всего листьев Добра. В это верит грустный клоун Енгибаров, об этом играет Оркестр Одинокого Цирка.
Последний номер «одинокого цирка» — «Сказка» Д. Самойлова. Мальчик в лодке плыл по реке и заплыл в небо. «Покатался но небу и домой вернулся». Музыканты встают из-за инструментов и уходят, клоуны облачаются в пальто и шляпы, и мы тоже, покатавшись по небу, сейчас вернемся домой… А может быть, наоборот — это здесь, в театре, мы были дома?

«Планета красота»
Карина Зурабова, 30.06.2011

 




Контакты
Телефон кассы: (499) 246-81-75
Касса работает с 11:00 до 20:30 ежедневно.

119435, Москва, ул. Б. Пироговская, 53/55

Электронная почта:
kamburova@theatre.ru

Фейсбук
Вконтакте
Твиттер

Схема проезда:


© Театр Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой
Все права защищены

При перепечатке текстовых, фото и видеоматериалов сайта необходима активная ссылка на сайт kamburova.theatre.ru

Сайт создан в рамках Theatre.Ru — культурного проекта Студии Артемия Лебедева.

Rambler's Top100